Валентин Красногоров

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Молчунья

 

Музыкальный фарс в одном действии

 

ВНИМАНИЕ! Все авторские права на пьесу защищены законами России, международным законодательством, и принадлежат автору. Запрещается ее издание и переиздание, размножение, публичное исполнение, помещение спектаклей по ней в интернет, экранизация, перевод на иностранные языки, внесение изменений в текст пьесы при постановке (в том числе изменение названия)  без письменного разрешения автора.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Полные тексты всех пьес, рецензии, список постановок

 

 

Контакты:

Тел.       +7-951-689-3-689

               (972)-53-527-4146, (972) 53-52-741-42

e-mail:   valentin.krasnogorov@gmail.com          

Cайт: http://krasnogorov.com/

 

 

 


АННОТАЦИЯ

 

Фарс из цикла одноактных музыкальных комедий «Милые грешницы»,  уводящих нас во времена Лесажа и Рабле. Пьеса много лет подряд не сходит с репертуара театров. Музыка к фарсу написана Виктором Плешаком.

Муж приглашает врача, чтобы излечить свою молодую и послушную жену от немоты. Напрасно врач пытается отговорить мужа от этого намерения. В конце концов, доктор возвращает жене речь, и она начинает без умолку говорить, пока не сводит мужа с ума. 2 мужских роли, 1 женская, интерьер.

Из театральной рецензии: «События, разворачивающиеся на сцене, хотя и происходят как бы в 17 веке, но своим дерзким юмором, остроумием, непредсказуемостью сюжетных поворотов очень привлекательны сегодня».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Действующие лица:

 

Муж

Жена

Лекарь

 

 

 


 

Чистая, аккуратно прибранная комната в доме Мужа и Жены. Увертюра переходит в песню без слов, которую поет ЖЕНА – молодая красивая женщина. Песня сопровождается выразительной пантомимой. ЖЕНА берет подвенечное платье, прикладывает его к плечам, смотрится в зеркало (видимо, она вышла замуж недавно), прячет платье в сундук. Потом показывает Мужу надетую на ней юбку, затем указывает на обеденный стол, потом – на раскрытое окно и так далее. Видимо, она очень хочет что-то сказать, но что? МУЖ, наморщив лоб, тщетно силится ее понять. Песня Жены сменяется дуэтом.

Жена.           А-а, а-а, а-а, а…

Муж.                         Что за милая жена!

                        Хоть томит ее молчанье,

                        Не жалею о венчаньи.

 

Жена.           О-о, о-о, о-о, о…

Муж.                         Что на ум тебе пришло?

                        Я тебя не понимаю…

Как мне жаль, что ты немая!

 

Жена.           У-у, у-у, у-у, у…

Муж.                         Нет, я слышать не могу!

                        Как страдаешь сильно ты

От злосчастной немоты!

 

Жена. (Горестно.) О-о…

Муж. Не грусти, дорогая. Скоро твоим и моим мукам придет конец. Я пригласил знаменитого лекаря. Говорят, он творит чудеса.

Жена. (Радостно.) О!

Муж. Правда, и берет очень дорого.

Жена. (Возмущенно.) О!

Муж. Ну да кто сейчас не берет? Зато как славно будет, если ты вдруг заговоришь! Правда?

Жена. (Восхищенно.) О!

Муж. (Обнимая ее.) Для этого я не пожалею никаких денег, можешь быть уверена. А вот и лекарь!

Входит ЛЕКАРЬ с большим саквояжем.

Лекарь. Здравствуйте. Бонжур, мадам!

ЖЕНА молчит. ЛЕКАРЬ широким шестом снимает шляпу и кланяется.

            Бонжур, мадам!

ЖЕНА молчит. Озадаченный ЛЕКАРЬ щелкает каблуками.

            Бонжур, мадам!

Муж. Иди, женушка. Когда будет нужно, я тебя позову.

ЖЕНА уходит.

Лекарь. Ну-с, что с вами случилось?

Муж. (Понизив голос.) Я недавно женился.

Лекарь. Понятно. Надо было обратиться ко мне раньше. Знаете главный лозунг медицины - «легче предупредить, чем излечить»? Я дал бы вам специальную микстуру. Три столовых ложки в день – и охоты жениться как не бывало.

Муж. Зачем микстура? Мне очень нравится быть женатым!

Лекарь. Нравится? Гм… Вы не обращались к психиатру?

Муж. Нет. У нас с женой другая беда. Дело сложное и деликатное…

Лекарь. Я, кажется, догадываюсь. (Интимно.) Не можете с ней… так сказать… найти общий язык, а? (Игриво толкает его в бок.)

Муж. В том-то и дело. Я пытался и так, и этак – не получается.

Лекарь. «Не получается»… Понятно. Ну, а что жена?

Муж. Очень переживает. Но не теряет надежды.

Лекарь. Что еще ей остается?

Муж. Но я все равно не жалею, что женился. Хотя, по правде говоря, соседи надо мной смеются…

Лекарь. А откуда они знают?

Муж. Этого не скроешь.

Лекарь. Жена пожаловалась?

Муж. Жена у меня такая, что ни на что не жалуется. Но все и так видно.

Лекарь. Не падайте духом. Это может случиться с каждым мужчиной.

Муж. Вся надежда на искусного врача. Вы сможете помочь?

Лекарь. Только я, и никто другой! У меня есть воистину волшебное средство! Даже самого слабого мужчину оно превращает в настоящего тигра.

Муж. Мне ничего не нужно. Была бы жена довольна.

Лекарь. Уж она-то будет довольна. Это я вам гарантирую. Главное – слепо доверьтесь мне. Неуверенность убивает в мужчине мужчину. Вы меня понимаете?

Муж. Нет.

Лекарь. Тем лучше. Вообще-то я лечу только королей и вельмож, но для вас сделаю исключение. Благодарные мужья хотели при жизни поставить мне памятник в виде стрелы, устремленной в космос, но я из скромности отказался. Итак, друг мой, двадцать дублонов - и можете смело идти в бой с копьем наперевес спасать жену от черной меланхолии.

Муж. Двадцать дублонов!

Лекарь. Зато вы будете неутомимым наездником и сможете загнать самую выносливую лошадку.

Муж. (Не слушая.) Двадцать дублонов!

Лекарь. А вы как думали? Имейте в виду, эта болезнь может иметь для вас очень опасные последствия.

Муж. Почему для меня? Ведь от нее страдает моя жена.

Лекарь. Еще бы ей не страдать! В этом-то для вас и опасность. (Доверительно.) Если мужу нечем бодаться, у него обязательно вырастают рога.

Муж. (Озадаченно.) Ваш медицинский жаргон мне совершенно непонятен.

Лекарь. А что тут понимать? Как говорится, женись, но уж потом не ленись. Трудиться, трудиться и еще раз трудиться!

Муж. Что до труда, то я – честный сапожник, и…

Лекарь. Этого мало. И честность в данном случае не помогает. Надо трудиться. И чтобы никакого перерыва! Иначе с вами случится то же, что с кормилицами, которые, как только перестают кормить, сразу теряют молоко. Короче: двадцать дублонов – и ваша пушка будет стрелять безотказно.

Муж. Десять.

Лекарь. Из дружбы к вам – четырнадцать.

Муж. Двенадцать.

Лекарь. Тринадцать.

Муж. (Сбитый с толку.) Четырнадцать.

Лекарь. (Поспешно.) По рукам. (Хватает руку Мужа и жмет ее. Затем достает из саквояжа большую банку с красным порошком.) Вот лекарство, которое вы не достанете ни в одной аптеке. Даже по знакомству. Нигде в мире, только у меня.

МУЖ протягивает к банке руки, но ЛЕКАРЬ отводит их в сторону.

            Деньги вперед.

Муж. Однако я не хотел бы покупать кота в мешке. Из чего состоит ваш порошок?

Лекарь. Рецепт этого лекарства не знал сам Гиппократ, не говоря уж о Парацельсе. А вы хотите его выведать, да еще за просто так.

Муж. Я добавлю еще дублон.

Лекарь. Это средство подобно философскому камню, который старика превращает в юношу, а ртуть – в золото. Папа римский в обмен на секрет порошка обещал сделать меня кардиналом, но я отказался. А вы предлагаете какой-то жалкий дублон.

Муж. Но ведь ваше снадобье не превращает ртуть в золото.

Лекарь. Зато то, что нужно, оно превращает в железо.

Муж. Два дублона.

Лекарь. Вы не представляете себе невероятной силы этого порошка. Если им посыпать опавший лист, тот сам поднимается, прикрепляется к дереву и вновь начинает зеленеть.

Муж. Три дублона.

Лекарь. Десять.

Муж. Три с половиной.

Лекарь. По рукам.

МУЖ отсчитывает деньги.

            От плохих людей я ничего не беру, зато хорошим ни в чем не отказываю.

Муж. Я горю нетерпением узнать, что входит в рецепт. Говорите скорее.

Лекарь. Закройте плотнее двери, чтобы никто не подслушал. Итак, внимайте и запоминайте!

 

Икра от двух лягушек,

Тринадцать шпанских мушек,

Индийские фисташки,

Сушеные какашки.

Бельмо старухи лысой,

И печень дохлой крысы.

Головка серной спички,

Козлиные яички.

 

Жук толченый, хрен моченый,

Хвост мышиный кипяченый,

Мята, перец, нафталин,

Деготь, известь, аспирин,

Много снадобий других,

Очень редких, дорогих,

Все в моче перемешать,

По две ложки принимать!

Муж. Постойте, постойте, я не запомнил.

«…Сушеные фисташки,

Индийские какашки,

Ослиные яички,

Помет от райской птички…»

Лекарь. Нет, вы все перепутали. Повторяйте за мной.

«Икра от двух лягушек…»

Муж.                        

«Икра от двух лягушек…»

Лекарь.

«Тринадцать шпанских мушек…»

Муж.

«Тринадцать шпанских мушек…» и т.д.

МУЖ повторяет слова Лекаря, или же рецепт поется каноном, или одновременно двумя голосами.

Муж и Лекарь.

«…Все в моче перемешать,

По две ложки принимать!»

Муж. Скажите, а порошок обязательно размешивать в своей моче?

Лекарь. Так он лучше действует. Но если вы брезгуете, то можно в чьей-нибудь чужой. А теперь самое главное. Вечером, после того, как примете лекарство, обязательно съешьте сочный бифштекс и запейте стаканом горячего вина. И тогда стрелка ваших часов сразу подскочит до десяти, а то и до одиннадцати.

Муж. (Послушно повторяя.) …До одиннадцати. Я лучше запишу, а то не запомнить.

Лекарь. До свидания. Смотрите, не забудьте про бифштекс и вино, а то порошок не подействует. (Берет саквояж.) Все понятно?

Муж. (С пером в руках.) Все. Кроме одного. Сколько времени жена должна принимать это средство?

Лекарь. При чем тут жена? Лекарство и бифштекс должны принимать вы.

Муж. И жена от этого заговорит?

Лекарь. Заговорит? О чем?

Муж. Вообще. О чем-нибудь.

Лекарь. Вполне возможно. Я не знаю, как ведет себя ваша жена в этих случаях. Зачем вам нужно, чтобы она говорила?

Муж. Надо же ее излечить от немоты. Для чего я, по-вашему, заплатил семнадцать с половиной дублонов?

Лекарь. Ваша жена – немая?

Муж. Ну да!

Лекарь. Что же вы мне сразу не сказали!

Муж. Я думал, это знает весь город.

Лекарь. И вы пригласили меня лечить ее?

Муж. Ну да!

Лекарь. (Вздыхая, про себя.) Боже, какой олух! (Мужу.) Давайте назад порошок.

Муж. Значит, он не от немоты?

Лекарь. Нет.

Муж. А от чего?

Лекарь. Мой бог! Совсем от другого! (Хочет забрать банку, но МУЖ не дает.)

Муж. Мои дублоны.

Лекарь. (Оставляя банку в руках Мужа.) От немоты этот порошок тоже сгодится.

Муж. Значит, моя жена заговорит?

Лекарь. А вы очень этого хотите?

Муж. Очень.

Лекарь. Зачем?

Муж. Мне ее жалко. И скучно иногда.

Лекарь. Ничего не понимаю. Она вас кормит?

Муж. Кормит.

Лекарь. По хозяйству хлопочет?

Муж. Хлопочет.

Лекарь. (Многозначительно.) Прочие обязанности исполняет?

Муж. Очень охотно.

Лекарь. Так зачем же ее понимать? Пусть она вас понимает.

Муж. Но я хочу, чтобы она заговорила! Вы будете ее лечить или нет?

Лекарь. Нет. Клятва Гиппократа запрещает использовать медицину во вред пациентам.

Муж. Не умеете лечить, так сразу бы и сказали. Вот ваш саквояж, возвращайте дублоны и убирайтесь.

Лекарь. Вы задели мою профессиональную честь. Зовите жену.

Муж. Эй, женушка!

Входит ЖЕНА. ЛЕКАРЬ щелкает каблуками.

Лекарь. Бонжур, мадам!

Жена. А-а-а…

Лекарь. Чудо, что за тихая жена! Мне бы такую! Сядьте, мадам, я вас осмотрю. Откройте рот. Шире. Еще шире!

Муж. (Из-за плеча Лекаря, с надеждой.) Ну что?

Лекарь. (Показывая пальцем куда-то в рот Жены.) Ситуация очень и очень сложная… Вот, видите?

Муж. (Глубокомысленно смотрит в рот Жены.) Вижу. Только не знаю что.

Лекарь. Это не что иное, как циркумбиливагинирование подъязычной связки. Если ее удастся подрезать, то язык освободится.

Муж. А это возможно?

Лекарь. Смотря для кого. Во всем мире я один умею делать эту необычайно сложную операцию. Я – профессионал.

Муж. И моя жена заговорит?

Лекарь. Да.

Лица супругов светлеют.

Муж. Приступайте сразу к делу.

Лекарь. Двадцать дублонов.

Муж. Опять? Это профессиональный грабеж.

Лекарь. Вы рассуждаете как невежда. Операция требует величайшей точности. Одни только миниатюрные инструменты для нее обошлись мне в две тысячи дублонов. Стоит ошибиться на сотую долю дюйма – и ваша супруга без пересадки отправится прямо в рай.

ЖЕНА бледнеет и крестится.

Муж. (Испуганно.) Что вы с ней сделали? Почему она сидит с разинутым ртом?

Лекарь. Просто я забыл ей сказать. (Жене.) Мадам, мы можете закрыть ваш прелестный рот.

ЖЕНА закрывает рот.

            Прелесть, какая послушная. Мне бы такую жену.

Муж. Может, обойдемся десятью дублонами?

Лекарь. (С чувством оскорбленного достоинства.) Пригласите за эти деньги цирюльника. Своей бритвой он мигом отправит мадам на тот свет.

Жена. А-а-а!..

Муж. Вот видите, как неудобно. Она что-то мычит, а я не понимаю.

Лекарь. Зато я ее прекрасно понял. Ваша жена говорит, что, когда речь идет о ее здоровье, нельзя быть таким скупердяем и торговаться из-за нескольких жалких дублонов, да еще в ее присутствии.

Жена. (Кивая.) А-а-а!

Муж. Ну хорошо. (Вручая Лекарю деньги.) Начинайте операцию.

ЛЕКАРЬ достает из саквояжа огромные ножницы.

Лекарь. (Жене.) Откройте рот.

Звучит музыка. Громко клацают ножницы.

            Готово!

МУЖ, затаив дыхание, следит за Женой. Та медленно закрывает рот, снова открывает, и вдруг из ее груди вырывается звонкая радостная колоратура.

Жена. А-а-а…

Медленно-медленно, как бы удивляясь самой себе, но с каждым предложением все увереннее, ЖЕНА начинает петь, старательно произнося каждое слово.

Как я рада, как я рада,

Что за сладкая награда,

Мне мычать теперь не надо,

   Ах, не надо мне!

 

Быть немою очень нудно,

Говорить – совсем не трудно!

Я теперь в каком-то чудном

   И прекрасном сне!

 

Жизнь моя была постыла,

Молчалива и уныла,

Словно рыба, пень, могила,

   Я всегда была.

 

Как же долго я молчала,

Как страдала, как скучала,

Жить начну теперь сначала,

   Ла, ла-ла, ла-ла!

ЖЕНА танцует, МУЖ присоединяется к ней.

Муж.

Жизнь была тебе постыла,

Молчалива и уныла,

Словно рыба, пень, могила,

   Ты всегда была.

 

Как же долго ты молчала,

Как страдала, как скучала,

Жить начнешь теперь сначала,

   Ла, ла-ла, ла-ла!

Мелодия становится стремительнее, голос Жены – суше и напористее.

Жена.

Я была пчела без жала,

Я тебе не возражала,

Трепетала и дрожала,

   Но теперь – конец!

 

Хватит слушать твои байки,

Быстро мне ключи отдай-ка,

Чтобы в доме быть хозяйкой,

   Шла я под венец.

Приунывший МУЖ пятится от наступающей на него Жены, но она преследует его по всей комнате. Ее ворчание все больше набирает силу и темп.

Приодеться я не смею,

Ни колечка, ни камеи,

Ни браслета не имею,

   Стыдно мне людей!

МУЖ пробует было заткнуть уши, но голос Жены звучит неотвратимо, как судьба.

С воскресенья до субботы

Знаю я одну работу,

Где, скажи, твоя забота,

Где она, злодей?

 

Муж.                         Как я обманут своими надеждами!

                        Я поворота такого не ждал,

Лучше бы все оставалось по-прежнему!

Лекарь.        Я же ведь честно вас предупреждал!

ЖЕНА с неутомимой настойчивостью сверла продолжает буравить Мужа.

Жена.

Я весь день не разгибаюсь,

Шью, стираю, убираюсь,

Для тебя же все стараюсь,

Вот, уж боль в боках!

 

А тебе бы все болтаться,

В карты дуться, с бабой шляться

Или пивом наливаться

В грязных кабаках!

 

Муж.                         Как я обманут своими надеждами!

                        Я поворота такого не ждал,

                        Лучше бы все оставалось по-прежнему!

Лекарь.        Я же ведь честно вас предупреждал!

 

МУЖ и ЛЕКАРЬ хватают Жену, запихивают ее в чулан и навешивают на дверь висячий замок чудовищных размеров. Но в тот момент, когда они вдвоем делают последний поворот гигантского ключа, ЖЕНА появляется с другой стороны комнаты, продолжая осыпать Мужа упреками.

ЖЕНА.

Надоело мне до ручки

Жить с получки до получки,

Иль бросай свои ты штучки,

Иль давай развод!

МУЖ и ЛЕКАРЬ бросают Жену в погреб и закрывают крышку, но почти в тот же миг она возникает на верхней галерее, не переставая честить Мужа. Ее пение несется одновременно снизу, сверху, с разных сторон, как жужжание осы. Слова вылетают из ее рта все быстрее и быстрее.

Пусть повсюду грязь и копоть,

А тебе бы спать да лопать,

Лишь бы только не работать,

Лишь сопеть, храпеть и топать,

Норовить меня обштопать,

Лишь свою б насытить похоть,

Водку лопать в день раз по пять,

И бутыль об стену кокать…

МУЖ и ЛЕКАРЬ запихивают Жену в мешок и завязывают его. Но женщина не унимается, голос ее несется и из мешка. Темп взвинчивается до предела, текст становится невнятным, переходит в пулеметную очередь.

 

Типи-топо-три потопа,

Храпо-лупо-остолопо,

Группа-труппа-ма нон троппо,

Тупо-глупо-стопо-клопо…

Мужчины раскачивают мешок и бросают его в окно. Становится тихо. МУЖ, пошатываясь, достает из буфета бутыль вина и разливает его по стаканам. Оба жадно пьют.

Муж. Что делать? Что теперь делать?

Лекарь. Я вас предупреждал.

Муж. Спасите меня!

Лекарь. Как?

Муж. Сделайте ее снова немой.

Лекарь. Нет.

Муж. Я дам вам еще двадцать дублонов. С женой придачу. Ведь вам она, кажется, понравилась. Сами ее хвалили.

Лекарь. Она мне нравилась, пока была немой.

Муж. Умоляю!

Лекарь. Нет.

Муж. Берите пятьдесят дублонов. Сто! Берите весь мой дом!

Лекарь. Увы. Медицина здесь бессильна. Есть двести четырнадцать способов заставить женщину заговорить, но нет ни одного средства принудить ее молчать.

Муж. Неужели ничего-ничего нельзя сделать, чтобы стало тихо?

Лекарь. (После некоторого размышления.) Пожалуй, есть один выход.

Лицо Мужа освещается надеждой.

            Я могу сделать вас глухим.

Лицо Мужа вытягивается.

Муж. Еще чего! Глухим! Я не согласен!

Лекарь. Как хотите.

Муж. Я не дам себя калечить.

Лекарь. Ваше дело.

Муж. А другого способа нет?

Лекарь. Нет. А чего вы, собственно, испугались? Ведь быть глухим – это просто прекрасно.

Зачем вам слушать ругань алкашей,

Ворчанье жен, надрывный храп за стенкой,

Лакеев хамство, грубость торгашей

И окрики чванливых импотентов?

 

Зачем вам слушать сплетни дураков

И болтовню назойливых соседей,

Продажный хохот площадных шутов

И надоевший гром фальшивой меди?

 

Зачем один и тот же слушать хор,

Что славит королей и их подручных,

Речей святош назойливый повтор

И мерный гул их проповедей скучных?

 

Зачем вам знать, что цены все растут

И деньги превращаются в бумагу?

Нет, в наше время слух – излишний труд,

А глухота – достоинство и благо!

 

Муж. А как, интересно, вы собираетесь лишить меня слуха?

Лекарь. Это уж моя забота. Можно, например, применить шок.

Муж. Шок? А что это такое?

Лекарь. Это английское слово, вы все равно не поймете. По-нашему, удар по голове.

Муж. А я от этого оглохну на время или насовсем?

Лекарь. Насовсем.

Муж. Чудеса, да и только.

Лекарь. Сразу видно, что вы незнакомы с достижениями современной медицины. Врачи теперь могут сделать вас не только глухим, но и слепым, хромым, хворым, они могут вывести из строя желудок, почки, сердце, печень – по отдельности или вместе. И все это – совершенно бесплатно. Главное – не скупиться на подарки врачу и не жалеть денег на лекарства. Итак, вы хотите оглохнуть?

Муж. (Поколебавшись.) Нет. Страшно.

Лекарь. Тогда честь имею.

Собирает саквояж и направляется к выходу, но в этот момент слышится голос Жены. МУЖ вздрагивает, ЛЕКАРЬ замирает. Голос становится все ближе и громче.

Жена. (Ее еще не видно, слышны только слова, извергаемые со всё той же сумасшедшей скоростью.)

 

Я весь день не разгибаюсь,

Шью, стираю, убираюсь,

Для тебя же все стараюсь,

Вот, уж боль в боках!

 

А тебе бы все болтаться,

В карты дуться, с бабой шляться

Или пивом наливаться

В грязных кабаках!

ЛЕКАРЬ хочет бежать, но МУЖ вцепляется в него.

Муж. Не оставляйте меня одного!

В комнату фурией врывается ЖЕНА.

Жена.

Приодеться я не смею,

Ни колечка, ни камеи,

Ни браслета не имею,

   Стыдно мне людей!

 

С воскресенья до субботы

Знаю я одну работу,

Где, скажи, твоя забота,

Где она, злодей?

Муж. (Трясет Лекаря.) Шуг… Шаг… Шик… Скорее!

Лекарь. Что вам от меня нужно?

Муж. Скорее применяйте этот… как его…

Лекарь. Шок?

Муж. Да! Он действует быстро?

Лекарь. Мгновенно.

Муж. Вот и прекрасно. Давайте же, не мешкайте!

Лекарь. Сию минуту. Повернитесь ко мне спиной и стойте спокойно.

А музыка звучит все настойчивее и свирепее, достигая «форте фортиссимо».

Жена.

Надоело мне до ручки

Жить с получки до получки,

Иль бросай свои ты штучки,

Иль бери развод!

 

Пусть повсюду грязь и копоть,

А тебе бы спать да лопать,

Лишь бы только не работать,

Лишь …

ЛЕКАРЬ берет дубинку, замахивается и наносит Мужу оглушительный удар по голове. Сразу наступает долгая-долгая тишина… На лице Мужа расцветает блаженная улыбка. ЖЕНА, умолкнувшая было от неожиданности, овладевает собой и снова принимается пилить Мужа, но голоса ее не слышно, и об ее усилиях можно догадаться лишь по мимике, темпераментным жестам и движению губ, да еще по легкому пиликанью скрипки, продолжающей знакомую мелодию.

Лекарь. Мадам, вы напрасно тратите силы. Ваш муж оглох.

Жена. Надолго?

Лекарь. Навсегда.

Жена. Оглохнуть, когда я наконец заговорила? (Мужу.) Что это еще за новости? Я столько времени мечтала высказать тебе все в лицо, а ты вдруг оглох! Но не надейся, что меня это остановит. Я все равно…

Муж. (Поет.)

И легко нам разговаривать,

И легко нам разговаривать,

И легко нам разговаривать,

И молчать вдвоем легко!

Жена. (Остолбенев от изумления, снова переходит в нападение.) Не валяй дурака, я уверена, что ты прикидываешься. Не для того я столько лет была немой, чтобы сейчас молча смотреть на твои фокусы. Я не позволю…

Муж. (Поет.)

Твой голос в тишине, и ласковый и томный,

Тревожит позднее молчанье ночи темной…

Жена. Да замолчи ты ради бога!

МУЖ продолжает петь. ЛЕКАРЬ громко смеется. ЖЕНА меняет объект атаки.

            А вы что ржете? Кто вас просил его калечить?

Лекарь. Он сам этого захотел. (Хлопая Мужа по плечу.) Вот видите, как вам хорошо! Благодарите судьбу, что я оказался рядом. Кстати, за лечение шоком с вас пятьдесят дублонов. (Протягивает руку за деньгами.)

Муж. (Пожимая руку.) Спасибо, дорогой друг. И до свиданья.

Лекарь. (Кричит.) Я говорю – с вас пятьдесят дублонов! Пятьдесят золотых дублонов!

Муж. (Улыбаясь.) Золотые слова. Погода действительно прекрасная. Очень тихо.

Лекарь. (Кричит.) Деньги! Деньги плати, несчастный кретин!

Муж. (Улыбаясь.) Вы очень любезны.

Лекарь. (Стонет от злости.) Чтоб ты подох, глухарь!

Муж. (Радостно.) Благодарю. И вам желаю того же.

Лекарь. (Жене.) Мадам, уплатите вместо него мой гонорар.

Жена. Еще чего! Изувечил мне мужа и еще требует денег! Шарлатан проклятый! Представляю, сколько несчастных ты сделал вдовами и сиротами.

С грохотом швыряет в Лекаря кастрюлю. ЛЕКАРЬ скручивает Жене руки. Начинается своего рода танец-борьба.

Лекарь.                    Ведьма ты что надо – хуже не найти!

Жена.                       А к тебе противно близко подойти!

Лекарь.                    Дурь твоя бездонная издали видна!

Муж. (Улыбаясь.)    Наконец-то в доме мир и тишина!

 

Лекарь.                    Я такой сварливой не видал жены!!

Жена.                       Чьими пациентами кладбища полны?

Лекарь.                    Жаль, что не отрезал я тебе язык!

Муж. (Радостно.)    Наступил покоя долгожданный миг!

 

Лекарь.                    Боже, что за пара? Где взялись они?!

Жена.                       Костоправ убогий, на себя взгляни!

Лекарь.                    Муж – тюфяк, супруга – мерзостей горшок!

Муж. (Улыбаясь.)    Если б нам всегда так было хорошо!

 

Жена.                       Пусть жена рогами твой украсит лоб!

Лекарь.                    Пусть тебя холера скоро вгонит в гроб!

Жена.                       Ты – как клещ чесоточный!

Лекарь.                                Ты – как смерть, страшна!

Муж.                                     Наконец-то в доме мир и тишина!

ВМЕСТЕ.                   Наконец-то в доме мир и тишина!

 

Лекарь. Итак, мадам, порезвились, и хватит. Платите гонорар, или у вас будут неприятности.

Жена. Гнусный обирала! Если ты сейчас же не вылечишь мне мужа, я подам на тебя в суд!

Лекарь. В суд?

Жена. В суд.

Лекарь. Хорошо. (Достает из саквояжа трехлитровую бутыль с этикеткой, похожей на водочную, наливает из нее прозрачную бесцветную жидкость в стакан и подает его Мужу.) Пей. Не бойся, маленький, это вкусно.

Жена. Что вы с ним разговариваете? Он все равно не слышит.

Лекарь. Не беспокойтесь, мадам, это он услышит.

МУЖ решительным жестом отодвигает протянутый ему стакан, хватает бутыль и жадно сосет из горлышка. ЛЕКАРЬ громко и злорадно смеется.

Жена. (Мужу.) Эй, ты меня слышишь? (МУЖ не реагирует. ЖЕНА обращается к Лекарю.) Что за пойло вы ему дали? Оно вернет ему слух?

Лекарь. Нет, ваш олух оглох навсегда. А от этого лекарства он станет еще и сумасшедшим.

Жена. (Лекарю.) Ах ты негодяй! (Пытается отнять у Мужа питье.) Не пей, а то свихнешься!

МУЖ, крепко держась за бутыль, продолжает тянуть жидкость. ЖЕНА бросается к Лекарю.

            Не лишайте его разума! Его и так у него не слишком много!

Лекарь. Нет уж, дорогая. Нормальный муж вам не нравился, глухой – тоже; так живите с буйным.

Жена. Да заберите же у него бутыль!

Лекарь. Сначала заплатите мои пятьдесят дублонов.

Жена. Что! Пятьдесят дублонов за один удар палкой? Ах ты, жулик с большой дороги! Да ты у меня такое лечение получишь сейчас бесплатно!

ЖЕНА хватает дубинку и бросается на лекаря. ЛЕКАРЬ, с саквояжем в руках, спасается бегством вокруг стола. Из саквояжа высыпаются банки, коробки, клистирные трубки и пр. Музыка придает потасовке стремительный темп. При каждом ударе по спине Лекаря ЖЕНА приговаривает.

            Вот тебе пятьдесят дублонов! Еще пятьдесят! Еще!

МУЖ отнимает наконец от губ бутыль. Его лицо теряет осмысленное выражение. Неожиданно он, размахивая бутылью и испустив нечленораздельный вопль, бросается на Жену. ЛЕКАРЬ, глядя на рукопашную супругов, безудержно смеется. МУЖ столь же внезапно поворачивается и бросается колотить Лекаря. ЖЕНА, в свою очередь, разражается смехом. Разъяренный ЛЕКАРЬ бросает в нее банку с порошком. Порошок красным облаком повисает в комнате. Все чихают. ЖЕНА бросается на Лекаря. Все трое беспорядочно гоняются друг за другом, чихая, спотыкаясь о разбросанные вещи и падая. Музыка пародирует драку. Летят сковородки, тарелки, кружки, слетают скатерти, падают занавески, переворачивается мебель, разбивается вдребезги посуда, рвется одежда.

Наконец, растрепанные и полураздетые, участники потасовки падают кто куда, тяжело дыша и не находя сил сдвинуться с места.

 

КОНЕЦ