74211

 

Валентин Красногоров

 

 

 

 

 

 

 

Любовь до потери памяти

 

Сумасшедшая комедия в двух действиях

 

 

 

 

ВНИМАНИЕ! Все авторские права на пьесу защищены законами России, международным законодательством, и принадлежат автору. Запрещается ее издание и переиздание, размножение, публичное исполнение, помещение спектаклей по ней в интернет, экранизация, перевод на иностранные языки, внесение изменений в текст пьесы при постановке (в том числе изменение названия)  без письменного разрешения автора.

 

 

 

Полные тексты всех пьес, рецензии, список постановок

 

См. также мой сайт:

http://krasnogorov.com/

 

Контакты:

Тел.       8-812-699-3701;

              7-951-689-3-689 (моб.)

e-mail:   valentin.krasnogorov@gmail.com

              v_krasnogorov@mail.ru

 

 

 


 

 

 

 

От комедии надо требовать не всякого удовольствия, но лишь ей свойственного.

 

Аристотель

 

 

 

 

 

Аннотация

 

Мужчина, страдающий потерей памяти, является на прием к доктору с просьбой о помощи. Врач пытается выяснить симптомы и причины заболевания, но безуспешно: ответы больного настолько противоречивы, что добиться от него чего-то путного невозможно. К счастью, удается вызвать жену больного. Она отвечает на все вопросы ясно и уверенно, но из ее утверждений следует, что и доктор страдает потерей памяти. Ситуация еще больше запутывается, когда неожиданно приходит другая женщина и тоже заявляет, что она является супругой заболевшего. Положение становится совершенно абсурдным. Доктор доходит почти до сумасшествия. Эта динамичная и смешная комедия развивается стремительно и живо, кончаясь неожиданной развязкой. Пьеса поставлена в театрах России и других стран. 3 мужчин, 2 женщины. Интерьер.

 


Предисловие автора

 

Я люблю писать комедии, хотя театральные законодатели дум презирают этот жанр. «Я вынужден был поставить комедию»,- признается в интервью один известный режиссер. «Что делать, приходится ставить и комедии», - вздыхает другой. И, действительно, что делать? Народ ведь платит – смеяться хочет он… Однако зрители и директора театров, в отличие от критиков и режиссеров, любят хорошую комедию – этот на вид легкомысленный, но на самом деле самый интеллектуальный жанр, “высокое искусство разрушения иллюзий” (Б. Шоу). Недаром Аникст назвал комедию «игрой интеллектуальных сил, дающих человеку ощущение внутренней свободы», и отметил, что “в этом вообще суть радости, которое доставляет искусство”. Своих высших достижений русская драматургия (Грибоедов, Гоголь, Островский, Чехов) добилась именно в этом жанре.

 

«Любовь до потери памяти» - азартная комедия-головоломка. В разных театрах она имеет свой лейтмотив постановки. Одни ставили пьесу о том, как порядочные и симпатичные люди легко могут скатиться на путь мошенничества и махинаций, другие – о женской самоотверженности и том, как важно в любом возрасте, даже преклонном, найти любовь и понимание, третьи – просто о том, как люди красиво и вдохновенно умеют врать.

 

В пьесе, среди прочего, затрагивается и тема игромании. Пушкин и Достоевский посвятили этой страсти исполненную драматизма прозу («Пиковая дама», «Игрок»), а Гоголь дал в «Игроках» той же теме блестящую и не перегруженную ненужной многозначительностью (однако не лишенную смысла) комедийную трактовку.

 

Комедия всегда гиперболизирована и более динамична по сравнению с ежедневной жизнью, все в ней сгущено, сконцентрировано, и от нее нельзя ждать полного жизнеподобия и правдоподобия. Она тогда была бы скучна.

 

Принято считать, что пьесы пишутся и играются для зрителя. Это, конечно, так. Но для меня было не менее важно, чтобы ее было радостно и интересно играть самим актерам. Кажется, это получилось.

 

Из рецензий:

Среди многообразия афиш на самом деле трудно выбрать современную, остроумную комедию, без скабрезностей и ударов «ниже пояса». Премьера «Любви до потери памяти» – несомненная удача. Автор пьесы Валентин Красногоров известен как мастер захватывающих, головоломных сюжетов. Стремительные диалоги и такое же стремительное действие на сцене, напоминающее азартную спортивную игру: актеры перебрасываются репликами, парируют и снова делают выпад. Зрителям остается только между взрывами смеха успевать следить за разворачивающимся действием. Порой даже хочется обронить тоном Колобка: «Нич-ч-чего не понимаю». И только когда неожиданный финал расставляет все точки над i, выясняется, до чего же все просто было на самом деле.  Вера Новикова, журналист

 

Оказывается, современная драматургия существует... К такому выводу приходишь, посмотрев спектакль «Любовь до потери памяти». «Сумасшедшая комедия» - это не характеристика, данная спектаклю автором статьи, а единственно возможное словосочетание, которое более-менее правдиво характеризует жанр этого произведения. До предела закрученный динамичный сюжет, неожиданная развязка. Что же касается юмора, то, по словам очевидцев, во время первых репетиций пьесы сами актеры порой не могли удержаться от смеха. Анна МАЦИПУЛО, критик


 

 

 

 

 

 

 

Действующие лица

 

 

ДОКТОР

МИХАИЛ

ЖАННА

МАРИНА

МУЖЧИНА

 

 

Возраст персонажей не имеет решающего значения. Вполне вероятно, что им по 40+, Доктору и Мужчине– несколько (или намного) больше.

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

Действие первое

 

Богато обставленный кабинет Доктора, напоминающий скорее стильную гостиную, чем стерильное медицинское помещение. В уютном кресле за столом расположился сам ДОКТОР – хорошо одетый вальяжный мужчина в летах, очень уверенный в себе. Входит Посетитель.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Доктор, я страдаю потерей памяти.

ДОКТОР. С какого времени?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Что «с какого времени»?

ДОКТОР. С какого времени вы страдаете потерей памяти?

ПОСЕТИТЕЛЬ. (Мучительно думает.) Не помню.

ДОКТОР. Хорошо. То есть это очень плохо. Но все поправимо. Главное, что вы пришли к нужному врачу. К тому, кто вас вылечит. Врачей, которые лечат, не так уж много. А тех, которые вылечивают, совсем нет. Давайте для начала заведем на вас, как положено, историю болезни. (Начинает вносить данные в компьютер.) Итак, вы страдаете потерей памяти.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Откуда вы знаете?

ДОКТОР. Вы же сами только что мне это сказали.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Да? Очень жаль. Вообще-то, я это скрываю, чтобы у меня не было неприятностей.

ДОКТОР. Не беспокойтесь, это останется между нами. Врачебная тайна. Ваше имя?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Мое имя? (Мучительно думает.) Забыл.

ДОКТОР. (Ласково.) Не волнуйтесь, это не страшно. У вас есть при себе паспорт или другое удостоверение личности?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Да, конечно. (Роется в карманах.) Извините, доктор. Боюсь, я оставил его дома.

ДОКТОР. Честно говоря, вы создаете мне некоторые проблемы.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Сам не знаю, как это получилось. Помню, что имя очень распространенное.

ДОКТОР. Попробуем вспомнить. Может быть, Николай?

ПОСЕТИТЕЛЬ. (Неуверенно.) Может быть.

ДОКТОР. Или Сергей?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Не знаю.

ДОКТОР. И фамилию не помните?

ПОСЕТИТЕЛЬ. И фамилию не помню. Но вы не волнуйтесь. При мне должна быть записка c моим именем и адресом. Жена всегда вкладывает эту записку мне в карман, когда я выхожу из дома. На всякий случай. (Ищет по карманам и находит бумажку. Торжествующе.) Вот, видите? Теперь вы узнаете, как меня зовут. Раз уж это так для вас важно. (Протягивает доктору записку.)

ДОКТОР. (Разворачивает и читает записку.) Так… Номер телефона. Судя по всему, мобильного. А вот и имя. «Марина». (Озадаченно.) Но ведь это не ваше имя!

ПОСЕТИТЕЛЬ. Вы уверены?

ДОКТОР. А вы нет? Ведь вы же мужчина!

ПОСЕТИТЕЛЬ. Откуда вы знаете? Я вам это говорил?

ДОКТОР. А вы сами-то разве не знаете?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Что я мужчина? Раз вы это утверждаете, то я вам верю. (Размышляет.) Если Марина – это не мое имя, то чье же тогда?

ДОКТОР. (Начиная нервничать.) Именно это я и хотел у вас спросить.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Вероятно, это имя моей жены.

ДОКТОР. Что значит «вероятно»? Вы не помните имя своей жены?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Вы меня обижаете. Конечно, помню.

ДОКТОР. Так это она или нет?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Конечно, она. Моя нежная, ласковая, любящая и любимая жена. Верная подруга с первых дней юности. Вы не поверите, но я знаком с ней с первого класса. Ведь мы учились в одной школе. Эх, доктор, помните ли вы свой медовый месяц?

ДОКТОР. (Недоверчиво.) А вы помните?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Еще бы! Ах, какое это было время! Каждая ложбинка на ее теле была еще окутана тайной, еще волновало каждое прикосновение, и каждая ночь казалась чудом. Нескончаемым чудом. Помните ли вы все это, доктор?

ДОКТОР. (Вздыхая, с чувством.) Кто из нас этого не помнит?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Верите ли, но наш медовый месяц продолжается и сейчас.

ДОКТОР. Вам можно только позавидовать.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Каждый вечер, когда я ложусь в постель, я надеваю очки и читаю газету, а жена в это время завивается и делает себе массаж лица.

ДОКТОР. Значит, кое-что вы все-таки помните?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Конечно. Иначе я был бы полным идиотом. К сожалению, иногда бывают провалы. Какие-то куски выпадают. Потом всплывают. Потом опять выпадают. Опять всплывают. Опять выпадают. Опять всплывают. Опять...

ДОКТОР. (Прерывая.) Я понял. Всплывают.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Да. Всплывают. Но в целом, у меня превосходная память.

ДОКТОР. В самом деле?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Конечно. Я очень люблю литературу, философию, искусство. Вы читали Гегеля?

ДОКТОР. Кое-что читал.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Помните, как красиво он сказал об архитектуре и скульптуре?

ДОКТОР. Мм… А вы помните?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Конечно. (С чувством.) «Конкресцирование абстрактных идей в сфере пластики порождает ту фазу самоищущего духа, в которой он, отталкиваясь от себя, потенцируется в сфере образного познания имманентности в красоте

ДОКТОР. Гегель так и сказал?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Да, а что?

ДОКТОР. Ничего-ничего. Раз так, может, вы вспомните все-таки, как вас зовут?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Меня?

ДОКТОР. (Теряя терпение.) Вас. Не меня же. Не можете ли вы сделать так, чтобы каким-то образом всплыло ваше имя?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Конечно. Меня зовут… не помню.

ДОКТОР. Может, мы позвоним жене и узнаем ваше имя с ее помощью?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Хорошая идея.

ДОКТОР. Кто будет звонить, я или вы?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Лучше вы. А то она скажет мое имя, а я снова забуду.

ДОКТОР. (Глядя в записку, набирает номер и говорит по телефону.) Здравствуйте. Я могу поговорить с Мариной? Это вы? Очень приятно. Извините за фамильярность, но я просто не знаю, как к вам иначе обратиться. С вами говорят из клиники. Не сочтите меня нескромным, но я бы хотел узнать, как зовут вашего мужа. Да, я понимаю, что этот вопрос звучит несколько странно… Ваш муж интересует меня исключительно с медицинской точки зрения. Нет, я не шучу и не разыгрываю… Я действительно доктор, и мой телефон есть в любом справочнике…. (Более сухо, с нажимом.) У вашего мужа есть проблемы, и вы сами знаете, какие это проблемы… (Сердито.) Извините, но нахальство – это когда незнакомого человека без причины называют нахалом. Ваш муж… (Разговор обрывается. ДОКТОР с досадой кладет трубку.)

ПОСЕТИТЕЛЬ. Ну, что она сказала?

ДОКТОР. Она сказала, что у нее вообще нет мужа.

ПОСЕТИТЕЛЬ. У моей жены нет мужа? Это странно.

ДОКТОР. Действительно странно.

ПОСЕТИТЕЛЬ. А кто же она тогда?

ДОКТОР. Это я хотел бы узнать от вас.

ПОСЕТИТЕЛЬ. А почему вы не спросили у нее?

ДОКТОР. Потому что она бросила трубку. Извините, но ваша супруга - довольно нервная особа.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Вероятно, она нервная как раз потому, что у нее нет мужа.

ДОКТОР. Но ведь она ваша жена!

ПОСЕТИТЕЛЬ. (Озадаченно.) Верно. Скажите, а зачем вообще вам нужно мое имя? Это поможет лечению, что ли?

ДОКТОР. Чтобы открыть историю болезни. Чтобы за вами наблюдать. Чтобы направить вас на обследование. Чтобы прислать вам счет, черт побери!

ПОСЕТИТЕЛЬ. Счет? Боюсь, тогда я никогда не вспомню своего имени.

ДОКТОР. С вами можно сойти с ума!

ПОСЕТИТЕЛЬ. Не принимайте все это близко к сердцу. Закурите, расслабьтесь. У меня есть хорошие сигареты. Хотите? (Лезет в карман.) Вот, берите всю пачку.

ДОКТОР. (Принимая пачку.) Это не сигареты, это игральные карты.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Карты? Тем лучше. Давайте сыграем, это вас отвлечет.

ДОКТОР. У меня нет времени для подобных глупостей. Кроме того, я и играть-то не умею.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Я вас научу. (Быстро тасует колоду и раздает карты.) В какой валюте вы берете гонорар за лечение, в рублях или долларах?

ДОКТОР. Предпочитаю в долларах.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Прекрасно. Допустим, вы ставите десять долларов на даму пик. Тогда...

ДОКТОР. (Машинально берет карты, но, опомнившись, швыряет их на стол.) Вы находитесь в кабинете врача, а не в казино! Вы забыли, что ли? Я – частный врач, и мое время дорого стоит. Очень дорого! Вы хотите тратить его на игру?

ПОСЕТИТЕЛЬ. Извините. (Убирает карты.)

ДОКТОР. (Устало.) Знаете что? Дайте, действительно, закурить. Хотя, на самом деле, я давно бросил.

ПОСЕТИТЕЛЬ. Вот, пожалуйста.

ДОКТОР. (Удивленно.) Но ведь это не сигареты, это паспорт. (Раскрывает паспорт, сличает фотографию с лицом Мужчины. Обрадованно.) Да, это ваш паспорт!

ПОСЕТИТЕЛЬ. Ну, что я вам говорил? У меня отличная память.

ДОКТОР. (Глядя в паспорт.) Так, дорогой Михаил, наконец-то мы с вами познакомились. (Заносит его данные в историю болезни.) Михаил… Колокольчиков. Колокольчиков – это вы?

МИХАИЛ. А кто же еще?

ДОКТОР. Вы уверены?

МИХАИЛ. А вы нет?

ДОКТОР. Ну, хорошо. Давайте приступим, наконец, к делу. Выкладывайте ваши жалобы по порядку.

МИХАИЛ. (Решительно.) Давно пора. Сказать честно, я вами недоволен. Я регулярно плачу вам огромные деньги, а когда на меня наехал грузовик, вы даже не пошевелили пальцем.

ДОКТОР. Во-первых, вы пока не платите мне никаких денег, тем более огромных. Во-вторых, я понятия не имел, что на вас наехал грузовик.

МИХАИЛ. Странная забывчивость с вашей стороны. Я ведь послал вам об этом письмо, на которое вы даже не удосужились ответить.

ДОКТОР. Не помню никакого письма.

МИХАИЛ. Значит, вы страдаете потерей памяти. Удар был очень сильный, последствия тяжелые. Вы были просто обязаны немедленно принять меры.

ДОКТОР. (Занося данные в историю болезни.) Вы сильно пострадали?

МИХАИЛ. Серьезно поврежден правый бок.

ДОКТОР. (Занося данные в историю болезни.) «Поврежден правый бок…»

МИХАИЛ. И разбиты обе фары.

ДОКТОР. (В сердцах.) У кого поврежден правый бок? У вас или у машины?

МИХАИЛ. У машины, конечно.

ДОКТОР. А что произошло с вами? Ударились головой?

МИХАИЛ. Чего вдруг? Со мной все в порядке. Ни царапины.

ДОКТОР. Так почему я должен был немедленно принимать меры?

МИХАИЛ. А кто мне будет платить компенсацию?

ДОКТОР. Компенсацию? За что? Не я же вел грузовик.

МИХАИЛ. Не вы. Но вы – мой страховой агент. Когда вы намерены заплатить мне за ремонт?

ДОКТОР. Дорогой мой, я не страховой агент. Я – частный врач. Доктор. Понимаете? Доктор.

МИХАИЛ. (Озадаченно.) Доктор?

ДОКТОР. Доктор, доктор. (Внушает мягко и терпеливо.) Вы пришли к доктору. К доктору, а не страховому агенту.

МИХАИЛ. Да, верно… Совсем забыл. Извините.

ДОКТОР. Я чувствую, ваша болезнь весьма серьезна. Весьма.

МИХАИЛ. Но она излечима?

ДОКТОР. Как вам сказать… Вам повезло, что вы пришли именно ко мне. Другой врач вас ни за что бы не вылечил.

МИХАИЛ. Да, вы это уже говорили.

ДОКТОР. Значит, вы это помните?

МИХАИЛ. Конечно.

ДОКТОР. Это хорошо. А вообще вы что-нибудь помните?

МИХАИЛ. Я помню все. Детство, школу, университет, работу. Но могу совершенно забыть, что произошло со мной неделю или час назад. А потом вдруг вспомнить. И опять забыть. Это ужасно.

ДОКТОР. Ничего-ничего, все поправимо.

МИХАИЛ. Как называется моя болезнь?

ДОКТОР. Одна из форм склероза. Трудно сказать пока, какая именно. Их много. Как вы себя чувствуете физически?

МИХАИЛ. Нормально.

ДОКТОР. (Занося данные в историю болезни.) Как к вам относятся на работе?

МИХАИЛ. Нормально.

ДОКТОР. А как к вам относится жена?

МИХАИЛ. Нормально.

ДОКТОР. Когда вы были с ней в последний раз в близких отношениях?

МИХАИЛ. (После продолжительного размышления.) Не помню.

ДОКТОР. (В отчаянии хватаясь за голову.) Дорогой мой, сказать честно, мне с вами немножко тяжело. Давайте сделаем небольшой перерыв.

МИХАИЛ. Зачем?

ДОКТОР. Затем, что я устал. И у меня разболелась голова.

МИХАИЛ. (Участливо.) Дать вам таблетку?

ДОКТОР. (Рычит.) Не надо! Жрите ее сами! (Взяв себя в руки.) Извините, я действительно устал. На чем мы остановились?

МИХАИЛ. Что вы просите сделать небольшой перерыв.

ДОКТОР. Какой перерыв? Ах да… Подождите, пожалуйста, в приемной. Я вас позову.

МИХАИЛ направляется к выходу, но возвращается.

МИХАИЛ. Кстати, о близких отношениях… Скажите, моя болезнь не заразна?

ДОКТОР. В общем, нет. Хотя… (Задумывается. Какая-то неприятная мысль приходит ему в голову. Лицо его мрачнеет.) Недавно высказано предположение, что некоторые формы склероза вызываются вирусами и могут быть заразными.

МИХАИЛ. Значит, вы хотите сказать…

ДОКТОР. (Прерывая.) Подождите. И отойдите от меня подальше. (Поспешно надевает на рот марлевую повязку и озабоченно смотрит на себя в зеркало.)

МИХАИЛ. Вы так и не ответили на мой вопрос.

ДОКТОР. Да оставьте же меня хотя бы на пять минут в покое!!

МИХАИЛ выходит. ДОКТОР берет с полки толстый медицинский справочник и начинает его лихорадочно перелистывать. Не найдя в нем нужной информации, он отшвыривает его в сторону. Наливает себе из термоса кофе, пытается его пить, но ему мешает марлевая повязка. Он снимает ее, отхлебывает понемногу из чашки и постепенно успокаивается. Замечает на столе оставленную Михаилом записку, и, глядя в нее, набирает номер.

            Алло? Марина? Простите, это снова доктор. Я хочу извиниться за предыдущий звонок. Да. И еще я хотел сказать, что, хотя вы и обозвали меня нахалом, у вас очень приятный голос. Пустяки. Это было недоразумение. Просто в кармане у одного моего пациента оказалась записка с вашим именем и телефоном, и он утверждал, что вы – его жена. Михаил Колокольчиков. Что?! Вы действительно его жена? Но вы же сказали, что у вас нет мужа! Простите, я вовсе не хотел вас оскорблять. Сказать женщине, что у нее нет мужа, еще не значит нанести ей оскорбление. Тем более, что вы сами… Простите. Так... Так… Понимаю. Понимаю. Понимаю. (Кладет трубку.) Ни черта не понимаю.

Входит МИХАИЛ.

МИХАИЛ. Разрешите?

ДОКТОР. (Поспешно надевая на рот марлевую повязку.) Пожалуйста.

МИХАИЛ. (Придвигается к Доктору и говорит ему вполголоса на ухо.) Доктор, я страдаю потерей памяти.

ДОКТОР. (Отодвигаясь.) Я знаю.

МИХАИЛ. (Удивленно.) Откуда вы знаете?

ДОКТОР. Вы сами это сказали.

МИХАИЛ. Когда?

ДОКТОР. Только что. И раньше тоже.

МИХАИЛ. Как я мог вам это сказать, если я вижу вас в первый раз?

ДОКТОР. Меня? В первый раз?

МИХАИЛ. И кроме того, я от всех это скрываю. Я могу доверить эту тайну только врачу.

ДОКТОР. Но я же и есть врач, черт побери!

МИХАИЛ. (Обрадованно.) В самом деле? Наконец-то! Так вот, доктор, я страдаю потерей памяти.

ДОКТОР наливает из графина воду, достает таблетку и глотает ее.

          (Участливо.) Вам плохо?

ДОКТОР. (Держась за сердце.) Да.

МИХАИЛ. А вы в самом деле доктор?

ДОКТОР. Разумеется.

МИХАИЛ. А почему же тогда вам плохо? Плохо бывает только больным, а докторам всегда бывает хорошо.

ДОКТОР. Не дышите так близко. Что вам от меня нужно?

МИХАИЛ. Мне? Ничего. Вы сами сюда пришли, я вас не вызывал.

ДОКТОР. Я пришел? Вы меня не вызывали? (Принимает вторую таблетку.)

МИХАИЛ. Дорогой мой, вы плохо выглядите.

ДОКТОР. (Мрачно.) Как вы догадались?

МИХАИЛ. Интересно, с чего бы это?

ДОКТОР. (Иронически.) Действительно, с чего бы?

МИХАИЛ. Вы очень нервный. Вам надо внимательней относиться к своему здоровью. Но не расстраивайтесь. Я вам помогу.

ДОКТОР. Спасибо.

МИХАИЛ. Дышите глубже. Расслабьтесь. Вот так… Проглотите эту таблетку. Вам лучше?

ДОКТОР. (Мрачно.) Лучше.

МИХАИЛ. Тогда вы можете идти. Меня ждут другие пациенты. Если не полегчает, загляните ко мне завтра. Позовите сюда из приемной следующего больного.

Сбитый с толку, ДОКТОР идет к выходу, но, опомнившись, останавливается.

ДОКТОР. (Со сдержанной яростью.) Я позову. Я позову санитаров, и они упекут вас знаете куда?

МИХАИЛ. Куда?

ДОКТОР. (Рычит.) Молчать! Я врач, я врач, а не вы! Запомните это, черт побери! (С трудом берет себя в руки.) Извините, я обязан вас лечить, а не кричать на вас. Продолжим нашу беседу. (Садится на свое место.)

Входит Женщина, весьма пикантная и хорошо одетая.

ЖЕНЩИНА. Доброе утро.

МИХАИЛ. (Радостно.) Это ты?

ЖЕНЩИНА. Как видишь, дорогой.

МИХАИЛ. Как хорошо, что ты пришла!

МИХАИЛ и ЖЕНЩИНА обнимаются и целуются.

ЖЕНЩИНА. Поправь рубашку и причешись. Как ты себя чувствуешь?

МИХАИЛ. Прекрасно.

ДОКТОР. Позвольте, кто вы такая?

МИХАИЛ. Это моя жена.

ЖЕНЩИНА. (Протягивая доктору руку.) Меня зовут, как вы уже знаете, Марина. Марина Колокольчикова.

ДОКТОР. Очень приятно.

МАРИНА. Когда вы мне позвонили, я была совсем близко. Вот и решила сюда заглянуть.

ДОКТОР. И правильно сделали.

МАРИНА. Я вам не помешала?

ДОКТОР. Напротив, вы можете очень помочь. У меня накопилось много вопросов, на которые я бы хотел получить вразумительный ответ.

МАРИНА. (Михаилу.) Дорогой, подожди меня немного в приемной, а потом мы вместе поедем домой. (Провожает его к выходу и возвращается.) Вы не хотите предложить мне сесть?

ДОКТОР. (Снимая марлевую повязку.) О, извините. Садитесь. Не сюда, это стул для пациентов. На диван, пожалуйста. Чашку кофе?

МАРИНА. Нет, спасибо. Как продвигается лечение моего мужа?

ДОКТОР. Не скрою, имеются немалые трудности.

МАРИНА. Я уверена, что такой блестящий врач, как вы, их преодолеете.

ДОКТОР. (Польщенный.) Откуда вы знаете, что я хороший врач?

МАРИНА. Это знают все.

ДОКТОР. (Польщенный.) Ну уж, все…

МАРИНА. Уверяю вас. Ведь вы такой знаменитый. Кроме того, мне ли о вас не знать, если вы пользуете моего мужа уже полтора года?

ДОКТОР. Я? Вашего мужа? Полтора года? Это невозможно!

МАРИНА. Извините, я ошиблась. Не полтора, а два.

ДОКТОР. Вы шутите! Я никогда раньше не видел вашего мужа!

МАРИНА. Я понимаю. Врачебная тайна. Но не скрывать же ее от жены. Ведь речь идет не о французской болезни, а о психическом расстройстве. Если бы вы знали, как я от этого страдаю!

ДОКТОР. Могу себе представить. Такая очаровательная женщина, как вы, заслуживает лучшей доли. Может, все-таки чашечку кофе?

МАРИНА. Раз вы настаиваете, я, пожалуй, не откажусь.

ДОКТОР. (Подавая гостье кофе и печенье.) Вот, пожалуйста.

МАРИНА. Благодарю вас. Теперь я поняла причину вашего профессионального успеха.

ДОКТОР. (Скромно.) Она проста: знания и труд.

МАРИНА. Не совсем так. Врач прежде всего должен быть привлекателен как мужчина. Это действует лучше любого лекарства.

ДОКТОР. Вы так думаете?

МАРИНА. Я уверена. С вашим обаянием вы можете добиться поразительных результатов. (Кокетливо.) По крайней мере, если речь идет о женщинах.

ДОКТОР. (Не без некоторой гордости.) Действительно, медициной признается, что личность врача имеет определенное терапевтическое значение.

МАРИНА. Не определенное, а решающее.

ДОКТОР. Знаете, когда мы говорили с вами по телефону… Я хочу сказать, что ваш голос показался мне очень приятным… Впрочем, я уже это говорил... И вот, теперь, когда я вас увидел…

МАРИНА. (Кокетливо.) Вы разочаровались?

ДОКТОР. Напротив! Кстати, почему вы сначала сказали мне, что вы не замужем?

МАРИНА. По вашему, я должна рассказывать по телефону подробности своей личной жизни любому незнакомому человеку, да еще и называть имя своего мужа?

ДОКТОР. Вы правы. Но мне очень жаль.

МАРИНА. (Кокетливо.) Чего вам жаль?

ДОКТОР. Если бы вы не были замужем, я бы с удовольствием за вами поухаживал.

МАРИНА. (Строго.) Я что-то вас не понимаю.

ДОКТОР. (Робея.) Нет, я… Я имел в виду…

МАРИНА. (Продолжает.) Я вас действительно не понимаю. Разве за замужними женщинами не ухаживают?

ДОКТОР. Ухаживают, конечно …

МАРИНА. Так в чем же дело?

ДОКТОР. Понимаете, есть известные принципы…

МАРИНА. Принципы?

ДОКТОР. У меня правило: не смешивать работу и личную жизнь. Поэтому, например, я никогда не ухаживаю за пациентками.

МАРИНА. Очень похвально. Но я не пациентка.

ДОКТОР. Вы жена пациента.

МАРИНА. Забудьте об этом. Я слышала про эти правила: не заводить романов с коллегами по работе, со своими пациентками и студентками, с женами своих родственников и так далее. Если все это соблюдать, то кто же и где будет заводить с нами романы? Запомните: ухаживать надо всегда и за всеми: за сотрудницами, за женами своих друзей и, тем более, за женами своих врагов. И даже – вы не поверите – иногда за своей собственной женой.

ДОКТОР. Значит, по-вашему, эти принципы…

МАРИНА. Оставьте принципы. Лучше скажите честно, что я вам просто недостаточно нравлюсь.

ДОКТОР. Уверяю вас, вы мне очень нравитесь.

МАРИНА. Когда женщина по-настоящему нравится, за ней ухаживают, не думая ни о чем. Это и есть единственно правильный принцип.

ДОКТОР. Но мой возраст…

МАРИНА. У вас прекрасный возраст.

ДОКТОР. Я намного старше вас.

МАРИНА. Мужчина и должен быть старше.

ДОКТОР. Я не буду в ваших глазах смешон?

МАРИНА. Оставьте эти мысли. Вы мужчина в расцвете лет. Мы выглядим почти ровесниками.

ДОКТОР. Значит, вы в самом деле не обидитесь, если я предложу вам вечером где-нибудь поужинать?

МАРИНА. Я обижусь, если вы не пригласите. Сказать по правде, это следовало сделать давно.

ДОКТОР. Я знаю, но трудно решиться на это с первой же встречи…

МАРИНА. А с какой же встречи мужчине надо действовать, если не с первой? Ведь второй встречи может и не быть.

ДОКТОР. Но так сразу, с места в карьер…

МАРИНА. Какой же это «карьер», доктор? Черепаший шаг. А если и карьер, то карьер улитки! Мы знакомы уже два года, а вы только сегодня решились проявить ко мне интерес. И то очень невнятно.

ДОКТОР. Два года? Вы уверены? Разве мы встречались раньше?

МАРИНА. Теперь я вижу ваше подлинное отношение ко мне. Женщину, которая нравится, не забывают.

ДОКТОР. Вы мне очень нравитесь, но… (Умолкает. На лице его изображается явное смятение. Неужели вирус разрушения памяти действует так быстро?)

МАРИНА. (Оглядывая кабинет.) А ваш кабинет выглядит еще более импозантно и впечатляюще. Сразу видно, что это приемная преуспевающего врача.

ДОКТОР. (Озадаченно.) Вы приходили сюда и раньше?

МАРИНА. Конечно, и не раз. Вы разве не помните? Этой бронзовой статуэтки, кажется, раньше здесь не было.

ДОКТОР. Вы уверены, что бывали здесь прежде?

МАРИНА. Как же мне не быть уверенной, если я сама привела сюда к вам мужа? А вы разве не помните?

ДОКТОР. Я? (Неуверенно) Почему же, помню, конечно. (Наливает в стакан капли из пузырька, добавляет воды из графина и выпивает, стараясь сделать это незаметно.)

МАРИНА. Кстати, я за него беспокоюсь. Извините, я должна проверить, не ушел ли он.

МАРИНА выходит. ДОКТОР проверяет у себя пульс. МАРИНА возвращается.

ДОКТОР. Не ушел?

МАРИНА. Нет. Так вот, доктор, я бы хотела получить от вас справку о состоянии здоровья моего мужа вместе с историей болезни за все эти годы. Я начала хлопоты об инвалидной пенсии для него, и свидетельство авторитетного врача может очень помочь.

ДОКТОР. Мм… Видите ли, я еще не определил, в чем состоит его болезнь.

МАРИНА. Как, двух лет было для этого недостаточно? Такому опытному врачу, как вы?

ДОКТОР. «Двух лет»? Скажите, а у вас нет, случайно, проблем с памятью?

МАРИНА. У меня? Нет, конечно. Чего вдруг?

ДОКТОР. Некоторые формы склероза могут быть заразными.

МАРИНА. У меня великолепная память. Однако не буду вам мешать. Дайте мне, пожалуйста, историю его болезни, и я не стану больше отвлекать вас от работы.

ДОКТОР. Я… Я должен сначала ее приготовить.

МАРИНА. А что там готовить? Распечатайте ее с компьютера, и все.

ДОКТОР. Я должен кое-что проверить… Кажется, у меня компьютер не в порядке... Не могли бы вы зайти сегодня попозже?

МАРИНА. С удовольствием. (Встает, направляется к выходу, но останавливается.) Кстати, я так и не поняла, вы пригласили меня на ужин или нет? Или вы уже об этом тоже забыли?

ДОКТОР. Разумеется, вы приглашены.

МАРИНА. Я бы не хотела показаться навязчивой, но когда мужчина приглашает даму, он обычно сообщает ей, куда и когда он за ней заедет, или где и когда они должны встретиться. Я должна приготовиться. Не идти же мне на встречу с вами в таком виде, в этих лохмотьях…

ДОКТОР. Меня эти лохмотья вполне устраивают.

МАРИНА. Нет-нет, я должна переодеться. Итак, я зайду через полчаса, и мы обо всем договоримся. И заодно возьму историю болезни.

ДОКТОР. Отлично.

МАРИНА. Вы уже закончили беседу с моим мужем?

ДОКТОР. Еще нет.

МАРИНА. Тогда я вам его пока оставляю. (С многообещающей улыбкой.) До встречи.

МАРИНА выходит. ДОКТОР остается один. Лицо его выражает смесь радости и растерянности. Походив взад-вперед по кабинету, он садится за компьютер и начинает искать в нем файл с историей болезни. Входит МИХАИЛ.

МИХАИЛ. Доктор…

ДОКТОР. (Страдальчески.) Только не говорите мне, что вы страдаете потерей памяти.

МИХАИЛ. А я и не страдаю потерей памяти. С чего вы взяли?

ДОКТОР. Так что же вы от меня хотите?

МИХАИЛ. Жена велела мне ждать в приемной, но мне там скучно. Можно, я посижу здесь?

ДОКТОР. Лучше в приемной.

МИХАИЛ. Лучше здесь.

ДОКТОР. Ну, хорошо. При одном условии: вы будете молчать.

МИХАИЛ. Я не скажу ни слова.

ДОКТОР. Не забудьте об этом обещании.

МИХАИЛ. Я никогда ничего не забываю.

ДОКТОР. (Вздыхая.) Вот и прекрасно.

Михаил скромно садится в уголке. ДОКТОР ищет в компьютере историю болезни – видимо, безуспешно. ДОКТОР на всякий случай обращается к Михаилу.

          Вы случайно не помните, я завел на вас историю болезни?

МИХАИЛ. Завели.

ДОКТОР. Когда? Сегодня утром?

МИХАИЛ. Нет, очень давно. Год или два назад.

ДОКТОР. И вы это помните?

МИХАИЛ. Конечно помню.

ДОКТОР. Почему я тогда не могу найти ее в компьютере?

МИХАИЛ. Не знаю. Вам помочь?

ДОКТОР. Не надо. (Вновь начинает поиски в компьютере.)

Входит Женщина в безупречном  английском костюме. Движения ее уверенны, речь ясная и четкая, манеры решительны.

ЖЕНЩИНА. Доброе утро.

МИХАИЛ. (Радостно.) Это ты?

ЖЕНЩИНА. Как видишь, дорогой.

МИХАИЛ. А я тут без тебя скучаю. Как хорошо, что ты пришла!

МИХАИЛ и ЖЕНЩИНА обнимаются и целуются.

ЖЕНЩИНА. Поправь рубашку и причешись. Как ты себя чувствуешь?

МИХАИЛ. Прекрасно.

ДОКТОР. Позвольте, кто вы такая?

МИХАИЛ. Это моя жена.

ЖЕНЩИНА. (Протягивая Доктору руку.) Меня зовут, как вы уже знаете, Жанна Колокольчикова.

ДОКТОР. (Оторопело.) Очень приятно.

ЖАННА. Я вам не помешала?

ДОКТОР. Нет, нисколько. Извините. Присядьте. (Отводит Михаила в сторону.) Кто эта женщина?

МИХАИЛ. Я же сказал – моя жена.

ДОКТОР. Но ведь совсем недавно вы в этом же самом месте обнимали другую женщину и тоже называли ее своей женой!

МИХАИЛ. Доктор, у вас галлюцинации. Лечитесь. Здесь не было никакой женщины.

ДОКТОР, сбитый с толку, принимает очередную дозу лекарства. Собравшись с мыслями, он обращается к Жанне.

ДОКТОР. Надеюсь, вы не обидитесь, если я попрошу вас предъявить мне какой-нибудь свой документ.

ЖАННА. Странная просьба. Впрочем, пожалуйста. Вот мои водительские права. (Протягивает документ.) Жанна Колокольчикова. К вашим услугам.

ДОКТОР внимательно рассматривает водительское удостоверение и возвращает его Жанне.

ДОКТОР. (В недоумении.) Все в порядке.

ЖАННА. А вы сомневались? Ваши документы я не спрашиваю, потому что знаю, кто вы. Не мешало бы, конечно, проверить вашу лицензию, но это дело прокуратуры, а я адвокат. Вот, кстати, моя визитная карточка.

ДОКТОР. Чем я обязан вашему визиту?

ЖАННА. Меня беспокоит здоровье моего мужа.

ДОКТОР. Меня тоже. Но я бы предпочел поговорить с вами об этом наедине.

ЖАННА. (Мужу.) Дорогой, подожди меня немного в приемной, а потом мы вместе поедем домой.

МИХАИЛ послушно выходит.

ДОКТОР. Скажите, вы знаете, что ваш… э-э… муж болен?

ЖАННА. Еще бы мне не знать!

ДОКТОР. И вы знаете, чем он болен?

ЖАННА. Страдает потерей памяти.

ДОКТОР. С какого времени?

ЖАННА. (Удивленно.) Что «с какого времени»?

ДОКТОР. С какого времени он болеет?

ЖАННА. (Удивленно.) А вы что – не знаете?

ДОКТОР. Почему я должен это знать?

ЖАННА. Но ведь вы лечите его уже два года, если не больше!

ДОКТОР. Я? Два года??

ЖАННА. Доктор, что с вашей памятью? Как вы можете лечить больных, если вы сами ничего не помните?

ДОКТОР. Ну, хорошо, пусть будет два года. Расскажите о болезни вашего мужа подробнее. Вам тяжело с ним?

ЖАННА. Какой женщине легко со своим мужем?

ДОКТОР. Не будем вдаваться в личные проблемы, поговорим о медицинских. В чем именно проявляется его болезнь?

ЖАННА. Он помнит очень сложные и давние вещи, и забывает самые простые. Он может, например, налить себе кофе и забыть его выпить. Или два раза проглотить одно и то же лекарство.

ДОКТОР. Это случается и со мной.

ЖАННА. Я уже догадалась.

ДОКТОР. Как же вы все это выносите?

ЖАННА. Я человек долга. Я делаю не то, что мне нравится, а то, что я должна делать. Я ем не то, что я люблю, а то, что содержит меньше калорий. Я встречаюсь не с теми, кто мне приятен, а с теми, кто полезен. Я живу не с тем мужем, с каким бы хотелось, а с тем, который мне достался. Жаловаться и ныть бесполезно. Надо работать, тянуть свою лямку и нести свой крест.

ДОКТОР. Я вами восхищаюсь.

ЖАННА. Спасибо. Но, в конце концов, мой бывший муж не такой и плохой человек. Бывают хуже. Я повторяю себе это сто раз в день. Бывают хуже. Бывают хуже. Каждая женщина должна повторять это. Бывают хуже.

ДОКТОР. Почему вы сказали «бывший муж»? Вы с ним развелись, что ли?

ЖАННА. Ни в коей мере. Мы в законном браке. Но что это за муж, который забывает о том, о чем муж и мужчина забывать не должен? Вы меня понимаете?

ДОКТОР. Гм… И что вы в таких случаях делаете? Напоминаете?

ЖАННА. Если мужчине о таких делах приходится напоминать, тут уж ничего не поможет.

ДОКТОР. Вы правы.

ЖАННА. Знаете, к какому выводу привела меня моя юридическая практика? ем больше забывчивых мужчин, тем больше страдающих женщин.

ДОКТОР. К тому же выводу приводит и практика врачебная. Однако, скажите, не приходило ли вам в голову, что его забывчивость в этих делах можно объяснить тем, что..-э…

ЖАННА. Что у него есть другая женщина?

ДОКТОР. Это сказали вы, а не я.

ЖАННА. Не смешите меня. Это исключено.

ДОКТОР. Да? А как бы отнеслись к такому предположению, что незадолго до вас с ним приходила?… Как бы вам это сказать… Разумеется, это только предположение...

ЖАННА. Не темните, доктор. Играйте в открытую. Я не из слабонервных.

ДОКТОР. Вы не должны его осуждать. По-моему, он просто не помнит, кто его жена.

ЖАННА. Прекрасно помнит. (Зовет мужа. Тот входит.) Скажи, дорогой, этому человеку, как меня зовут.

МИХАИЛ. А он разве не знает?

ЖАННА. Он знал, но забыл. (Иронически.) Этот человек страдает потерей памяти.

МИХАИЛ. (Доктору.) Мне вас искренне жаль.

ДОКТОР. Мне тоже себя жаль.

МИХАИЛ. Почему вы не лечитесь? Я могу рекомендовать вам хорошего врача. Вот его визитная карточка.

ДОКТОР. (Взглянув на карточку.) Благодарю вас, это моя карточка. Скажите лучше, как зовут эту даму?

МИХАИЛ. Вы задаете странные вопросы. Вы думаете, я не знаю, как зовут мою собственную жену? Жену, с которой я учился еще в школе?

ДОКТОР. Так как ее все-таки зовут, черт побери?

МИХАИЛ. Жанна. А что?

ЖАННА. Ничего, дорогой. Ты можешь пока вернуться в приемную. Только никуда оттуда не уходи.

МИХАИЛ выходит.

ДОКТОР. Странно. Если это была не жена, то кто же она была такая?

ЖАННА. Кто?

ДОКТОР. Женщина, которая была здесь до вас.

ЖАННА. Если она и была, то я знаю, кто она.

ДОКТОР. (С интересом.) Вот как? Кто же?

ЖАННА. Шлюха и аферистка.

ДОКТОР. Напрасно вы так резко. Мне она показалась вполне привлекательной.

ЖАННА. К сожалению, шлюхи всегда привлекательны. В отличие от нас, порядочных женщин.

ДОКТОР. Это верно. Так вы знаете ее или нет?

ЖАННА. Конечно, не знаю и знать не могу. Я с подобными особами не общаюсь. Кроме того, никакой женщины ведь на самом деле здесь не было, и вам это прекрасно известно.

ДОКТОР. Женщина была.

ЖАННА. Не было.

ДОКТОР. Была. (Потирая лоб.) А, может, действительно не было?

ЖАННА. Извините, я хочу проверить, на месте ли Михаил.

ЖАННА выходит и возвращается.

ДОКТОР. На месте?

ЖАННА. Да. Знаете, за ним нужен глаз да глаз. Давайте прекратим разговоры о женщинах и перейдем к делу, а именно к состоянию здоровья моего мужа. Я пришла сюда не для того, чтобы слушать фантастические рассказы, а чтобы получить справку о его болезни.

ДОКТОР. Чтобы выписать справку, я должен сначала изучить его недомогание. Поэтому я и хочу спросить, с каких пор…

ЖАННА. (Прерывая.) Во-первых, я вам уже двадцать раз обо всем рассказывала.

ДОКТОР. (Изумленно.) Когда?

ЖАННА. (Не слушая.) Во-вторых, чем задавать ненужные вопросы, лучше загляните в его историю болезни. Она у вас в компьютере. Там все написано.

ДОКТОР. У меня нет никакой истории его болезни!

ЖАННА. Как мне вас понимать? Неужели вы настолько небрежны, что не ведете ее? Ведь вы прекрасно знаете, что эта небрежность граничит со служебным преступлением!

ДОКТОР. Вы забываетесь!

ЖАННА. (Жестко.) Нисколько. Я пока еще не страдаю потерей памяти. И хочу вам напомнить, что история болезни является не только медицинским, но и юридическим документом. В случае судебной жалобы на вас со стороны больного она поможет установить правильность или неправильность назначенного вами лечения. Я думаю, что вы или не вели ее, или умышленно стерли, чтобы скрыть от финансовых органов плату, которую вы получали от нас за визиты.

ДОКТОР. Я не получал никакой платы!

ЖАННА. Не беспокойтесь, мы не собираемся требовать ее назад. Единственное, что я хочу – это справку о тяжелом состоянии моего мужа и историю его болезни.

ДОКТОР. (Он совершенно растерян.) Справку, пожалуй, я могу вам дать, но…

ЖАННА. (Непреклонно.) И историю болезни тоже.

ДОКТОР. Откуда я ее возьму?

ЖАННА. Из компьютера. Из письменного стола. Откуда хотите. Найдите, восстановите - меня это не касается.

ДОКТОР совершенно не в своей тарелке и не знает, что ему делать. Он берет пузырек, видит, что капли кончились, и уходит за ширму, где у него хранятся лекарства. ЖАННА кричит ему через перегородку.

Чтобы через час история болезни была готова! Ровно через шестьдесят минут я за ней зайду! (Направляется к выходу, но останавливается у двери.) И не пытайтесь снова найти какую-нибудь отговорку, как это было в прошлый раз.

 Жанна направляется к выходу. В дверях она сталкивается с новым посетителем. Это весьма солидный мужчина, в строгом, хорошо сшитом костюме. Они бросают друг на друга внимательный взгляд. ЖАННА уходит. МУЖЧИНА входит в кабинет. Он осторожно обследует комнату, не сразу замечая появившегося из-за ширмы Доктора. Увидев его, Мужчина вздрагивает.

ДОКТОР. (Он овладел собой.) Чем могу служить?

МУЖЧИНА. (Вздрагивая.) Я... я... я...

ДОКТОР. Кто вы такой?

МУЖЧИНА. Я... я... я...

ДОКТОР. Да,  вы, вы, вы! Не я, черт побери!

МУЖЧИНА. Я… Я не думаю, что мое имя имеет для вас какое-нибудь значение.

ДОКТОР. Так почему бы вам его не назвать?

МУЖЧИНА. Действительно, почему?

ДОКТОР. Вот и я  говорю: почему?

МУЖЧИНА. Вот, видите, мы оба говорим "почему".

ДОКТОР. Так почему же все-таки вы его не назовете?

МУЖЧИНА. Потому, что в этом нет необходимости.

ДОКТОР. Перестаньте вилять и скажите прямо: чем вы больны?

МУЖЧИНА. Я могу поговорить с вами как мужчина с мужчиной?

ДОКТОР. При всем желании мы не сможем говорить с вами как женщина с женщиной.

МУЖЧИНА. Вы правы.

ДОКТОР. Ну, так выкладывайте, не стесняйтесь  – что там у вас?

МУЖЧИНА. Не знаю, как и начать...

ДОКТОР. Смелее, в этом нет ничего стыдного. С такими проблемами, как у вас, сталкивается чуть ли не каждый мужчина.

МУЖЧИНА. Откуда вы знаете мои проблемы?

ДОКТОР. Догадываюсь.

МУЖЧИНА. Вы не можете их знать. Дело в том, что... Как бы это сказать...

ДОКТОР. Ну-ну, не краснейте. Вы пришли к врачу. И здесь хранят тайну.

МУЖЧИНА. (Поколебавшись.) Ну, хорошо. Говоря честно, я сначала решил прикинуться больным. А теперь думаю – почему бы не сказать все как есть?

ДОКТОР. Так вы не больны?

МУЖЧИНА. Нет.

ДОКТОР. Что же вы тут делаете?

МУЖЧИНА. Я ищу женщину.

ДОКТОР. Открыть вам один секрет? Я не женщина.

МУЖЧИНА. Мне не до шуток. Дело очень серьезно.

ДОКТОР. Кто она вам? Жена, что ли?

МУЖЧИНА. (После некоторого колебания.) Да.

ДОКТОР. Но при чем тут я?

МУЖЧИНА. Я знаю, что она только что тут была.

ДОКТОР. Я нее разглашаю информацию о своих посетителях.

МУЖЧИНА. На этот раз вы должны сделать исключение.

ДОКТОР. Интересно, почему?

МУЖЧИНА. Потому что я люблю ее до потери памяти.

ДОКТОР. Свою жену?!

МУЖЧИНА. Да. А что?

ДОКТОР. Ничего. Очень трогательно.

МУЖЧИНА. Так где она?

ДОКТОР. Вашей жены здесь не было.

МУЖЧИНА. Была, я это знаю точно.

ДОКТОР. Как ее фамилия?

МУЖЧИНА. Колокольчикова.

ДОКТОР. (Пораженный.) Колокольчикова? Вы уверены?

МУЖЧИНА. Уверен.

ДОКТОР. Не Бубенчикова? 

МУЖЧИНА. Нет.

ДОКТОР. Не Птенчикова? И не Стаканчикова?

МУЖЧИНА. Да нет же.

ДОКТОР. Так-так... (Взволнованно ходит по комнате.) Значит, вашу жену зовут...  Как, напомните?

МУЖЧИНА. Колокольчикова.

ДОКТОР. Великолепно. Входя в этот кабинет, вы, кажется, встретили в дверях одну особу. Помните?

МУЖЧИНА. Вы имеете в виду ту женщину в приталенном английском костюме, с темными глазами, родинкой на левой щеке, с лиловым газовым шарфиком на шее и черным кэйсом в руках?

ДОКТОР. Именно ее. Что вы о ней скажете?

МУЖЧИНА. Ничего. Я не обратил на нее ни малейшего внимания.

ДОКТОР. Так-так... Не обратили внимания. Ни малейшего. (Взрываясь.) Выметайтесь отсюда, и чтобы духу вашего тут не было!

МУЖЧИНА. Доктор, я вас не понимаю. Почему вы...

ДОКТОР. (Прерывая.) А потому, что вы только что столкнулись с мадам Колокольчиковой нос к носу. Допустим, что вы не обратили на нее внимания. Но ведь и она спокойно прошла мимо!

МУЖЧИНА. Да я понятия не имею, кто она такая! Я никогда ее раньше не видел!

ДОКТОР. Значит, она – не ваша жена?

МУЖЧИНА. Конечно, нет! К тому же, я давно разведен. Уже два года.

ДОКТОР. Как "разведены"? Вы же любите свою жену до потери памяти!

МУЖЧИНА. Да-да, конечно... Потом я снова женился.

ДОКТОР. Снова женились? Очень хорошо. И вашу жену зовут, вы говорите...

МУЖЧИНА. Колокольчикова. Марина Колокольчикова.

ДОКТОР. Как вы сказали?  Марина?!

МУЖЧИНА. Да, Марина.

ДОКТОР. Но ведь она замужем! За Михаилом.

МУЖЧИНА. (Он поражен.)  За каким еще Михаилом?

ДОКТОР. За своим мужем.

МУЖЧИНА. Этого не может быть! Она не замужем! Я хочу сказать, она замужем за мной.

ДОКТОР. (Задумчиво.) Что ж, возможно, это кое-что объясняет... Так что же вы от меня хотите?

МУЖЧИНА. Я знаю, она была здесь. Возможно, она придет сюда еще раз. Помогите мне с ней встретиться.

ДОКТОР. Я не занимаюсь розыском чужих жен. И я не уверен, что Марина - ваша жена. И я не уверен, что ее зовут Марина. И я не уверен, что она сюда придет. И еще менее уверен, что она вообще существует.

МУЖЧИНА. Она существует!

ДОКТОР. Тогда идите домой и ждите ее там. (Подталкивает его к выходу.)

МУЖЧИНА. (Сопротивляясь.) Доктор, я умоляю вас...

ДОКТОР. Ничем не могу помочь. До свидания. Не сюда – эта дверь только для входа пациентов. Вот сюда, пожалуйста.

Доктор выпроваживает Мужчину к запасному выходу и остается один у стола с валерьянкой. На лице его написано явное недоумение.

 

 

Конец первого действия


 

 

 

Действие второе

 

Доктор у себя в кабинете. Входит МАРИНА, в очень нарядном платье.

МАРИНА. (Весело.) Добрый день, доктор! Вот и снова я!

ДОКТОР. (Чрезвычайно холодно.) А кто вы, собственно, такая?

МАРИНА. (Удивленно, но не без кокетства.) Боже, что происходит с вашей памятью! Забыть меня за полчаса! Стоило мне переменить платье, и вы уже меня не узнаете!

ДОКТОР. Прекрасно узнаю. И именно поэтому я хотел бы знать, кто вы такая. Предъявите ваш документ.

МАРИНА. Зачем?

ДОКТОР. А затем, что вы даже не удосужились представиться.

МАРИНА. Меня зовут Марина, вы же знаете.

ДОКТОР. Откуда я знаю, что вас в самом деле зовут Марина? Впрочем, если даже и Марина, это ровно ничего не значит. Документик, пожалуйста.

МАРИНА. Я не ношу с собой документов.

ДОКТОР. А я еще раз повторяю – документ.

МАРИНА открывает сумочку, роется в ней, но вместо документа достает платочек, всхлипывает и начинает вытирать слезы.

ДОКТОР. (Обеспокоенно.) Что с вами?

МАРИНА не отвечает. ДОКТОР наливает из графина воды и подносит ее МАРИНЕ.

МАРИНА. (Отталкивая стакан.) Оставьте меня!

ДОКТОР. В чем дело? Вы на меня обижены?

МАРИНА. А вы как думаете?

ДОКТОР. За что?

МАРИНА. (Сквозь слезы.) И вы еще спрашиваете, за что? Вы произвели на меня прекрасное впечатление, более того - вы мне понравились. Мне показалось даже, что и вы ко мне в какой-то степени расположены… Я пришла к вам с открытой душой, и что я встречаю на самом деле? Холод, недоверие, унизительный допрос… (Всхлипывает.)

ДОКТОР. Успокойтесь…

МАРИНА. Дайте мне уйти.

ДОКТОР. Вы не знаете всех обстоятельств. Дело в том, что без вас сюда приходила… Неважно.

МАРИНА. Кто приходила? Другая женщина?

ДОКТОР смущенно молчит.

            И тоже называла себя его женой?

ДОКТОР. Да.

МАРИНА. Ну и что? Неужели вы поверили? Мало ли к вам ходит сумасшедших?

ДОКТОР. Но ведь беда в том, что и Михаил называл ее своей женой.

МАРИНА. А вы не знаете, что у него нет памяти? Да и приходила ли она вообще?

ДОКТОР. Приходила, конечно.

МАРИНА. (Подходит к двери и зовет мужа.) Дорогой, иди сюда.

Входит Михаил.

Скажи, приходила ли сюда в мое отсутствие какая-нибудь женщина?

МИХАИЛ. (Безмятежно.) Я никого не видел.

МАРИНА. А называла ли она себя твоей женой?

МИХАИЛ. Как она могла себя так называть, если ее вообще не было?

МАРИНА. А ты – ты не называл ее своей женой?

МИХАИЛ. У меня ты одна на свете, и ты это прекрасно знаешь. (Целует ее.)

МАРИНА. Спасибо, дорогой. (Доктору.) Ну, теперь вы поверили?

ДОКТОР. Не знаю, что и думать... Впрочем, есть еще одно обстоятельство... Кроме женщины приходил сюда и мужчина....

МАРИНА. Ну и что?

ДОКТОР. Он утверждал что он... что он ваш муж.

МАРИНА. Мой муж? (Звонко смеется.) Боже мой, как тяжело быть психиатром! Кто только к вам не ходит! (Продолжает смеяться.)

ДОКТОР. Что тут смешного?

МАРИНА. А этот мужчина не утверждал, что он Наполеон?

ДОКТОР. Нет. Он утверждал только, что он ваш муж. Почему вы это от меня скрыли?

МАРИНА. Да вот же мой муж, перед вами! Вам нужны еще доказательства? Пожалуйста. (Мужу.) Дорогой, сними рубашку и покажи доктору свою родинку под левой лопаткой.

МИХАИЛ послушно снимает рубашку. ДОКТОР осматривает родинку. МАРИНА обращается к Доктору.

          Удостоверились?

ДОКТОР. Да.

МИХАИЛ. Доктор, а эта родинка не опасна?

ДОКТОР. Нет.

МИХАИЛ. (Прилипчиво.) Все равно, я хочу попросить вас удалить мне ее. Я боюсь, что она переродится в раковую опухоль.

ДОКТОР. Уверяю вас, она безобидна. И, кроме того, я не хирург

МИХАИЛ. Мы могли бы сделать это прямо сейчас. (Снова снимает рубашку.)

ДОКТОР. (Страдальчески.) Я же сказал, что я не хирург.

МИХАИЛ. А кто вы, уролог? Это очень удачно. Как раз в этой сфере у меня большие проблемы. Когда я пытаюсь…

МАРИНА. (Прерывая.) Не надо мешать доктору, дорогой. Надень рубашку.

МИХАИЛ послушно надевает рубашку.

А теперь сними брюки и покажи доктору…

МИХАИЛ берется за ремень.

ДОКТОР. Не надо, я вам верю.

МАРИНА. Я только хотела показать вам еще одну родинку на

ДОКТОР. Я понимаю. Не надо.

МИХАИЛ. Так снимать брюки или нет?

ДОКТОР. Не надо.

МИХАИЛ. Я все-таки сниму. Раз уж вы уролог, то я хочу заодно показать…

МАРИНА. (Прерывая.) Спасибо, милый, не надо. Подожди, пожалуйста, меня в приемной. Только никуда не уходи. (Настойчиво.) Ты запомнил? Никуда не уходи. Мы скоро вместе поедем домой.

МИХАИЛ выходит.

ДОКТОР. Извините, что я позволил себе в вас усомниться. Признаться, тот мужчина сбил меня с толку.

МАРИНА. А вы уверены, что он вообще приходил?

ДОКТОР. Что значит «уверен»? Конечно приходил! (Вспомнив о своем недуге.) Хотя... Вы думаете, не приходил?

МАРИНА. Не имеет значения.

ДОКТОР. Нет, он, кажется, приходил. Ну хорошо. Допустим, что он, по вашим словам, сумасшедший. Но та женщина показала мне свои документы, а вас, простите, я даже не знаю, как зовут.

МАРИНА. Как же не знаете? Не далее, как сегодня утром, вы сами дважды звонили мне и называли Марина.

ДОКТОР. (Сокрушенно.) Ах да, верно… Я и забыл… Но, понимаете, я не уверен...

МАРИНА раскрывает сумку, прячет платочек, достает пудреницу и приводит себя в порядок. Возвращая пудреницу в сумку, она издает радостный возглас.

МАРИНА. О! Оказывается, документ у меня с собой. И даже с фотографией. Это мои водительские права. Вот, пожалуйста, посмотрите.

ДОКТОР. Не надо, я вам верю.

МАРИНА. Сейчас верите, через минуту опять перестанете верить. Как все мужчины. Вы все-таки посмотрите.

Доктор нехотя берет удостоверение.

          Что там написано?

ДОКТОР. «Марина Колокольчикова».

МАРИНА. Печать в порядке?

ДОКТОР. В порядке.

Доктор возвращает Марине документ. Она прячет его в сумку и достает оттуда фотографии.

МАРИНА. Муж говорил вам, что мы учились в одной школе?

ДОКТОР. Какой муж? Михаил? Говорил.

МАРИНА. Вот, посмотрите, какие мы были детьми. Смешные, правда?

ДОКТОР. Вы почти не изменились.

МАРИНА. Спасибо. А здесь мы с ним уже взрослые.

ДОКТОР. Это, наверное, незадолго до свадьбы?

МАРИНА. Да.

ДОКТОР. Какая вы красивая!

МАРИНА. (Кокетливо.) Вы хотите сказать, что сейчас я уже не та?

ДОКТОР. Сейчас вы еще лучше.

МАРИНА. Спасибо. (Пряча фотографии.) Я вижу, вы дамский угодник. Не знаю, приходила ли сюда женщина, но вот в чем я уверена, это в том, что вы и ее пригласили на ужин.

ДОКТОР. Клянусь вам, я никого не приглашал! И вообще сюда никто не приходил! (Растерянно.) Или все-таки приходил? Проклятая память… Видимо, мне пора бросать практику. (Наливает себе очередную порцию капель.)

МАРИНА. (Отнимает у него пузырек.) Перестаньте пить капли. Вы врач или не врач?

ДОКТОР. (Вздыхая.) Я врач. (Растерянно.) Или не врач? (Взяв себя в руки.) Что за глупости я говорю! Конечно, врач.

МАРИНА. А раз вы врач, пациенты приносят вам коньяк. Приносят или не приносят?

ДОКТОР. (Неуверенно.) Приносят, конечно.

МАРИНА. Вот и выпейте двойную порцию. Сразу поможет.

ДОКТОР. Сейчас проверим. (Открывает бар.) Коньяку много. (Обрадованно.) Значит, я врач. (Достает бутылку.) Вы присоединитесь?

МАРИНА. Я вас еще не простила.

ДОКТОР. Ну, будет вам. Давайте выпьем. (Дрожащими руками разливает коньяк по бокалам.)

МАРИНА. (С жалостью наблюдая за ним.) Дорогой мой, посмотрите на себя в зеркало: глаза блуждают, руки дрожат. Что с вами происходит?

ДОКТОР. Признаться, я сегодня не совсем в форме. Усталость, потеря памяти, путаница в мозгу, головокружение… Боюсь, что все это называется одним словом – старость.

МАРИНА. Вздор. Просто вы нуждаетесь в теплой, заботливой женской руке, вот и все. У вас есть жена?

ДОКТОР. Жена? Дайте сообразить... (Задумывается.) Я сейчас в таком состоянии, что даже этого не могу вспомнить. (Опомнившись.) Что я говорю? Конечно, я помню.  Я вдовец, уже много лет. Дети взрослые, живут отдельно, я о них давно забыл. Впрочем, если говорить правду, это они меня забыли. Я совершенно одинок... Не понимаю, что стало с моей памятью? Это навалилось так внезапно…

МАРИНА. Только вы не страдайте от этого.

ДОКТОР. А я и не страдаю. Когда вы рядом. Вы знаете, я даже завидую вашему мужу. Я бы тоже с радостью забыл все к чертовой матери: одиночество, утомительную работу, налоговых инспекторов, завистливых коллег, склочных соседей, настырных пациентов с их вечными жалобами и болезнями, да заодно и мои собственные болезни. Ни о чем не думать, ничего не помнить, сидеть рядом с красивой женщиной за рюмкой коньяка, забыть, что ты для нее стар или скоро станешь стар, забыть все и наслаждаться только настоящей минутой...

МАРИНА. Вот и давайте жить настоящим. Раскаяние, сожаление, размышления придут потом, а сейчас давайте радоваться жизни. (Поднимает бокал.) За ваше здоровье и успехи! За счастье!

ДОКТОР. Спасибо. Мне с вами так легко. От вас исходит какой-то свет. Вы, наверное, очень счастливая.

МАРИНА. Не думайте, что мне живется легко. Я знаю, что такое одиночество.

ДОКТОР. У вас же есть Михаил.

МАРИНА. Кстати, надо проверить, не ушел ли он. (Выходит и вскоре возвращается. ДОКТОР в это время критически рассматривает себя в зеркале.)

ДОКТОР. Все в порядке?

МАРИНА. Да. Вам, возможно, кажется странным, что я за него беспокоюсь, но я его очень люблю. Настолько, что готова делать ради него большие глупости. (Помолчав.) Но это не избавляет меня от одиночества.

ДОКТОР. Я понимаю. (Берет ее за руку.)

МАРИНА. (Не отнимая руки.) Мне пора идти.

ДОКТОР. Не торопитесь.

МАРИНА. Надо отвезти Михаила домой. (Хочет уйти.)

ДОКТОР. (Удерживая ее.) Так мы встретимся сегодня?

МАРИНА. Если вы не передумаете и не забудете.

ДОКТОР. (Горячо.) Я – передумаю? Забуду? Да я… (Снова вспомнив о внезапно навалившейся на него странной забывчивости, он прерывает сам себя.) Я запишу. На всякий случай. (Делает пометку в своем дневнике.)

МАРИНА. (Поднимаясь.) И не забудьте приготовить историю болезни и справку.

ДОКТОР. Для вас я сделаю все, что угодно. Вас проводить?

МАРИНА. Нет, спасибо. Прошу вас, проследите, чтобы муж никуда не ушел, пока я ищу такси.

МАРИНА выходит. ДОКТОР, приободрившись и насвистывая, садится за компьютер.

Входит МУЖЧИНА. Он ведет себя совершенно иначе, чем при первом визите. Манеры его уверенны и решительны.

ДОКТОР. Опять вы?

МУЖЧИНА. Как видите.

ДОКТОР. Что же вы на самом деле хотите?

МУЖЧИНА. Я веду небольшое частное расследование.

ДОКТОР. Я сразу понял, что вы сыщик.

МУЖЧИНА. Я не сыщик. Я финансист.

ДОКТОР. Если вы налоговый инспектор, предъявите документы.

МУЖЧИНА. (Резко.) Где Марина?

ДОКТОР. Вы следили за ней, что ли?

МУЖЧИНА. Может быть.

ДОКТОР. К сожалению, ничем не могу помочь. Ее, как видите, здесь нет.

МУЖЧИНА. Я же видел, как двадцать минут назад она сюда заходила.

ДОКТОР. Но вы не видели, как минуту назад она ушла.

МУЖЧИНА. Она вернется?

ДОКТОР. Не знаю. Что вам от нее нужно?

МУЖЧИНА. Этого я не вправе вам сказать.

ДОКТОР. Не вправе, так не говорите. Всего доброго.

МУЖЧИНА. Я обязан срочно ее найти, понимаете? Вопрос жизни и смерти.

ДОКТОР. Здесь не сыскное агентство. Так что ищите ее на улице. И, пожалуйста, не задерживайте меня. Кстати, визиты ко мне очень дорого стоят.

МУЖЧИНА. Я готов заплатить, если вы поможете ее найти.

ДОКТОР. Я не беру взяток.

МУЖЧИНА. Неужели?

ДОКТОР. Я беру гонорары.

МУЖЧИНА. Так я готов заплатить вам гонорар.

ДОКТОР. Я беру его только за лечение, а не за поставку информации. Желаю вам успеха, и не мешайте мне работать. Ко мне приходят только по предварительной записи. (Вежливо подталкивает Мужчину к запасному  выходу.) Прошу вас. Нет, не через этот выход. В эту дверь входят только мои больные. 

МУЖЧИНА. Что ж, тогда я в самом деле пошлю к вам налогового инспектора. (Внимательно смотрит на Доктора.) Что, испугались?

ДОКТОР. Не очень.

МУЖЧИНА. Напрасно. Я уверен, что вы не любите платить налоги.

ДОКТОР. Я не люблю?

МУЖЧИНА. Вы.

ДОКТОР. Я?!

МУЖЧИНА. Вы.

ДОКТОР. Ну и что? А кто любит?

МУЖЧИНА. Может, устроим небольшую проверочку?

ДОКТОР. Пожалуйста. Свои доходы я умею скрывать хорошо.

МУЖЧИНА. А я умею хорошо их находить.

ДОКТОР. Перестаньте мне угрожать. Я же сказал, что не боюсь проверок.

МУЖЧИНА. Потому что не берете взяток?

ДОКТОР. Нет. Потому что их даю. Всего доброго.

МУЖЧИНА. (Меняя тон.) Доктор, вы же знаете, у меня сейчас сугубо частное дело, не имеющее отношение ни к медицине, ни к налогам. Мне нужна Марина.

ДОКТОР. До свидания. Дверь для выхода вот здесь.

МУЖЧИНА. (Задерживаясь у выхода.) Доктор, зачем все-таки она к вам ходит? У вас с ней что-то есть?

ДОКТОР. Вас это ни в коей мере не касается.

МУЖЧИНА. Разве она больна?

ДОКТОР. Любые подробности относительно моих посетителей, больных или здоровых, не выходят за пределы этого кабинета.

МУЖЧИНА. (Сухим тоном, почти угрожающе.) Превосходно. Однако я чувствую, что между вами есть какая-то связь, и считаю долгом предупредить: будьте осторожны.

ДОКТОР. В каком смысле?

МУЖЧИНА. Во всех смыслах. Она забылась и сама не понимает, что делает. (Направляется к выходу.) Если вы все-таки ее увидите, скажите, что я попытаюсь застать ее дома и, если не найду, снова вернусь сюда.

ДОКТОР. Я не думаю, что я вас сюда впущу.

МУЖЧИНА. А я не думаю, что буду вас спрашивать.

МУЖЧИНА уходит. Доктор вновь садится за компьютер. Возвращается МАРИНА.

МАРИНА. Я вам еще не надоела?

ДОКТОР. Так быстро нашли такси?

МАРИНА. Я не стала его искать... Решила забрать мужа на своей машине. Она тут совсем близко, на стоянке. Постерегите его еще две минуты, хорошо? (Внимательно взглянув на Доктора.) Что опять случилось?

ДОКТОР. Только что вас снова спрашивал тот... Ну... Ваш муж.

МАРИНА. Я же сказала вам, что нет у меня никакого мужа! Кроме Михаила, разумеется.

ДОКТОР. Не знаю, не знаю... Он предупредил, что с вами надо быть осторожной. Он даже пытался мне угрожать.

МАРИНА. Он не объяснил, в чем дело?

ДОКТОР. Нет, но сказал, что это очень важно. Вопрос жизни и смерти.

МАРИНА. (Сильно смутившись.) Я, кажется, догадываюсь, о ком идет речь.

ДОКТОР. Он в самом деле ваш муж?

МАРИНА. Не совсем...

ДОКТОР. Не совсем?

МАРИНА. Совсем не. Это мой сослуживец… Точнее, даже начальник.

ДОКТОР. Вы говорите правду?

МАРИНА. Клянусь вам.

ДОКТОР. И какое же у него к вам важное дело?

МАРИНА. Пустяки. Просто он, как бы это вам сказать... слегка ко мне неравнодушен и довольно ревнив. Запугивает всех моих знакомых. Ему вечно хочется со мной что-то выяснить, о чем-то поговорить… Причем всегда срочно.

ДОКТОР. Я понимаю.

МАРИНА. Так я пойду за машиной.

ДОКТОР. (Удерживая ее.) Не хочется вас отпускать.

МАРИНА. (Мягко освобождая руку.) Я скоро вернусь. Буквально через минуту.

ДОКТОР. И снова уедете.

МАРИНА. (Целуя его в щеку.) Чтобы встретиться вечером.

МАРИНА уходит. ДОКТОР счастливо улыбается. Он подходит к зеркалу, критически рассматривает себя, поправляет галстук и прическу, вынимает из шкафа другой, более яркий пиджак и надевает его. Входит ЖАННА, настроенная еще более решительно, чем прежде. ДОКТОР, приготовившийся встретить гостью с распростертыми объятиями, неприятно удивлен.

ДОКТОР. Это вы?

ЖАННА. А вы кого ждали?

ДОКТОР. Другую женщину. Жену вашего мужа. То есть… Я хотел сказать – жену Михаила. То есть...

ЖАННА. Жена Михаила – это я.

ДОКТОР. Я теперь очень в этом сомневаюсь.

ЖАННА. Первый раз встречаю доктора, который вместо лечения занимается дознанием. История болезни готова?

ДОКТОР. Нет. А если бы и была готова, я бы вам ее не дал. Кто вы, собственно, такая?

ЖАННА. Я предвидела, что вы будете искать любые поводы, лишь бы увильнуть, и подготовила на этот случай полный реестр документов в упорядоченной форме. (Демонстрирует аккуратно собранную папку.) Вот вам мой паспорт. Вот наше с Михаилом свидетельство о браке. Вот свидетельства о рождении наших детей, в которых, кстати, указаны и имена их родителей, то есть мои с мужем. Вот наша свадебная фотография, вот тоже свадебная, но с гостями, а вот наши фотографии с детьми. Вот счета за электричество и прочие платежи на наше общее имя. Теперь вы довольны?

Пораженный ДОКТОР перебирает документы и возвращает их Жанне.

ДОКТОР. Я… Я(Берется было за капли, но откладывает пузырек в сторону и наливает себе изрядную дозу коньяку.) Выходит, вы ему все-таки жена?

ЖАННА. А кто, по-вашему, – бабушка?

ДОКТОР. Честно говоря, я не знаю, что и думать. (Снова берется за коньяк.)

ЖАННА. (Командным тоном.) Поставьте бокал на место! (Решительным движением отодвигает бутылку в сторону.) Я начинаю серьезно опасаться за здоровье своего мужа.

ДОКТОР. Почему?

ЖАННА. Потому что его врач – алкоголик.

ДОКТОР. Я совершенно непьющий.

ЖАННА. Я вижу.

ДОКТОР. Вы действительно его жена?

ЖАННА. Почему вас это так удивляет?

ДОКТОР. Я бы не удивлялся, если бы… Если бы не другая женщина…

ЖАННА. (Жестко.) Что касается другой женщины, то это исключительно результат алкогольного тумана или плод вашего расстроенного воображения. Я как юрист знаю, что врачи-психиатры вследствие постоянных контактов с сумасшедшими с трудом сохраняют свое душевное здоровье. Так что забудьте этот бред. Женщины не было.

ДОКТОР. Была!

ЖАННА. (Неумолимо.) Не было и быть не могло. Вы себя не контролируете. У вас проблемы с памятью. Вы забыли даже, что лечите моего мужа около двух лет. Вы потеряли его историю болезни. Возможно, вы по небрежности или умышленно стерли ее из компьютера. Нам с вами ничего не остается, как восстановить ее. По закону вы были обязаны вести историю болезни. Вам будет очень трудно объяснить суду, почему вы не сделали этого.

ДОКТОР. (Нервно.) Какому суду?

ЖАННА. Суду, в который я обращусь. Я намерена поместить мужа в лечебное учреждение, и вы прекрасно знаете, что для этого нужна длительная и убедительная история болезни.

ДОКТОР. Вы хотите упрятать мужа в сумасшедший дом?

ЖАННА. Выбирайте выражения. Если я и захочу кого-нибудь упрятать в сумасшедший дом, так это вас. И, поверьте, мне это удастся. Взгляните на себя в зеркало, посмотрите на свой безумный вид, и вы со мной согласитесь.

ДОКТОР. Признайтесь, что вам надоело возиться с мужем, и вы решили от него избавиться.

ЖАННА. Во-первых, это мое личное дело. А, во-вторых, если даже и так? Он, может быть, и имеет право забыть свою главную обязанность, но я свое главное право забывать не обязана. (Презрительно.) Вам хоть это понятно, врач?

ДОКТОР. «Обязанность», «право»… Сразу видно, что вы юрист.

ЖАННА. А то, что я женщина, видно не сразу?

ДОКТОР. Не сразу. Вы больше похожи на «Статую свободы».

ЖАННА. От врача я ждала большего понимания.

ДОКТОР. Чего вы от меня хотите?

ЖАННА. Справку и историю болезни.

ДОКТОР. Ну, хорошо, приходите завтра, я ее подготовлю.

ЖАННА. До завтра вы опять придумаете отговорки. Она нужна мне сегодня. Сейчас.

ДОКТОР. Сейчас у меня начинается консультация в клинике. Я должен уйти.

ЖАННА. Надолго?

ДОКТОР. Минут на двадцать.

ЖАННА. Я подожду.

ДОКТОР. Сегодня я все равно не успею. История болезни делается не так быстро, как вам кажется. Я прошу вас, придите завтра.

ЖАННА. Нет, я не уйду отсюда, пока не получу свидетельство. (Демонстративно садится, берет медицинский справочник и углубляется в чтение, всем своим видом показывая, что она намерена остаться надолго, и выпроводить ее не удастся.)

ДОКТОР. (Безнадежно.) Но мне действительно надо спуститься в клинику.

ЖАННА. Идите, я вас не держу.

ДОКТОР. А вы?

ЖАННА. А я пойду дам Михаилу бутерброд, потом приведу его сюда, и мы будем вместе сидеть здесь до тех пор, пока не получим историю болезни.

ДОКТОР. Ну что ж... Как вам будет угодно.

ДОКТОР наливает себе коньяк, потом, передумав, берет в руки пузырек с каплями, потом снова обращается к коньяку, и, наконец, находит компромисс: наливает несколько капель в коньяк, выпивает и уходит, держась то за голову, то за сердце. ЖАННА, проводив его удовлетворенным взглядом, тоже выходит.

Спустя некоторое время входят МАРИНА и почти сразу за ней МУЖЧИНА.

МУЖЧИНА. Наконец-то я вас нашел.

МАРИНА. Выследили.

МУЖЧИНА. Да, выследил. Почему вы скрывали от меня, что вы замужем?

МАРИНА. Я ничего не скрывала.

МУЖЧИНА. Но никогда об этом и не упоминали.

МАРИНА. Вы считаете, что женщина должна непрерывно объявлять в газетах, по радио и телевидению, что она замужем? Или, наоборот, что она не замужем?

МУЖЧИНА. Не объявлять, но и не скрывать.

МАРИНА. Я ничего не скрываю.

МУЖЧИНА. Так ли? (И так как МАРИНА не отвечает, он продолжает.) Вы опасная женщина.

МАРИНА. Спасибо за  комплимент.

МУЖЧИНА. Почему вы не говорите мне всей правды?

МАРИНА. Вы пришли сюда выяснять личные отношения?

МУЖЧИНА. Нет. Тема у нас будет куда серьезнее...

Входят ЖАННА и МИХАИЛ.

МАРИНА. Ну, продолжайте, что же вы остановились?

МУЖЧИНА. Это разговор не для посторонних.

МАРИНА. Хорошо, продолжим его через несколько минут.

МУЖЧИНА. На несколько минут – согласен. Но не больше.

МУЖЧИНА выходит.

ЖАННА. Кто это был?

МАРИНА. Неважно. Где доктор?

ЖАННА. Вышел в клинику.

МАРИНА. Как он?

ЖАННА. (Удовлетворенно.) То, что надо.

МАРИНА. Совсем?

ЖАННА. Кажется, совсем.

МАРИНА. Он пошел в клинику лечиться или лечить?

ЖАННА. Лечить.

МАРИНА. Я бы на его месте пошла лечиться.

ЖАННА. Я вижу, тебе его жаль.

МАРИНА. А тебе нет?

ЖАННА. Мне жаль нас всех.

МАРИНА. Он очень хороший человек.

ЖАННА. Мы тоже неплохие люди.

МАРИНА. Ты уверена?

ЖАННА. Не надо терзать меня вопросами. Я и так не сплю ночами.

МАРИНА. (Участливо.) Ты выглядишь не лучшим образом.

ЖАННА. Ты тоже.

МАРИНА. Думаешь, мне легко?

ЖАННА. А, думаешь, мне весело?

МИХАИЛ. Сказать по правде, и мне несладко.

ЖАННА. (Язвительно.) Ему «несладко»! А из-за кого, по-твоему, мы обе здесь находимся?

МИХАИЛ. (Виновато.) Из-за меня.

ЖАННА. Хорошо, что хоть это ты понимаешь.

Пауза.

МИХАИЛ. В сущности, я здесь уже больше не нужен. Можно мне уйти?

МАРИНА. Ни в коем случае! Тебя никуда нельзя отпускать одного.

ЖАННА. Ты знаешь, что мы запрещаем тебе это.

МИХАИЛ. Я не ребенок.

МАРИНА. Перестань. Мы и так все время боимся, что ты опять что-нибудь натворишь.

МИХАИЛ. Я старался ради вашего же блага.

ЖАННА. Спасибо. Ты принес нам уже много благ.

МИХАИЛ. Мне хочется уйти отсюда.

ЖАННА. Нам всем хочется уйти.

МИХАИЛ. Я устал.

МАРИНА. Мы все устали.

МИХАИЛ. Все это утомительно и неприятно. Я пойду.

ЖАННА. (Удерживая его.) Сиди!

МАРИНА. Перестань нервничать, родной. Сделать тебе кофе?

ЖАННА. Оставь, ты и так его избаловала.

МАРИНА. Что делать? Я его люблю.

ЖАННА. Я тоже его люблю. Но нельзя же все время ему потакать. Да и где ты возьмешь здесь кофе?

МАРИНА. В термосе доктора.

МИХАИЛ. Давайте выпьем лучше коньяку. У него его много. (Открывает бар.)

МАРИНА. Нет, родной, нельзя. Нам надо быть в форме. Сядь в это кресло, расслабься, отдохни. Сделать тебе массаж? (Усаживает его в кресло Доктора, массирует ему виски.) Тебе легче?

МИХАИЛ. Легче. Вы меня так любите, а я причиняю вам одни неприятности. Думаете, меня не мучит совесть?

МАРИНА. Успокойся. Мы знаем, что она тебя мучит.

ЖАННА. Лучше, вместо разговоров о совести, ты бы постарался излечиться.

МИХАИЛ. Я стараюсь. Но это наваждение сильнее меня.

ЖАННА. Не оно сильнее, а ты слабее.

МАРИНА. Не надо его упрекать. Сейчас не время.

ЖАННА. Ты вечно его защищаешь.

МАРИНА. А ты хочешь, чтобы я на него нападала?

Пауза.

ЖАННА. Нам пора расходиться.

МАРИНА. (Жанне.) Пойдем, я хочу тебе кое-что сказать.

МИХАИЛ. Я пойду с вами.

ЖАННА. Нет, оставайся здесь. Так мы будем спокойнее.

МАРИНА и ЖАННА уходят. МИХАИЛ остается сидеть в кресле Доктора. Входит ДОКТОР.

МИХАИЛ. Вам кого?

ДОКТОР. Мне? Никого.

МИХАИЛ. Доктора нет. Подождите в приемной.

ДОКТОР. Я и есть доктор!

МИХАИЛ. С какого времени?

ДОКТОР. Что «с какого времени»?

МИХАИЛ. С каких пор вы стали доктором?

ДОКТОР. Я был им всегда. И буду до тех пор, пока не стану сумасшедшим. Что, благодаря вам, произойдет очень скоро.

МИХАИЛ. Ну, если вы доктор, то разрешите мне задать один вопрос. Только не сердитесь..апомните, как меня зовут?

ДОКТОР. А вы что, опять забыли?

МИХАИЛ. (Сокрушенно.) Да, вот как-то... Только вы не сердитесь.

ДОКТОР. Я не сержусь. Я взбешен. Можно терять память, но не до такой же степени!

МИХАИЛ. (Виновато.) В последний раз, честное слово. Я больше не забуду.

ДОКТОР. Ну хорошо. Вас зовут... (Запнувшись.)  Вас зовут... (Смутившись.) А зачем вам это знать?

МИХАИЛ. Ну, как же... А вдруг вы спросите?

ДОКТОР. Зачем мне спрашивать? Я и так знаю.

МИХАИЛ. Ну, так и как же?

ДОКТОР. Вас зовут...  Вас зовут... Постойте... (Роется в своих записях.)  Вас зовут... Ага. (Торжествующе.) Марина Колокольчикова.

МИХАИЛ. Меня – Марина?

ДОКТОР. Нет, погодите... Это, вероятно, не ваше имя. А вас зовут... Я же записывал... (Снова роется в бумагах.) Вот: Михаил. (Повторяет в сердцах.) Михаил Колокольчиков, будьте вы прокляты!

МИХАИЛ. Я же просил: не сердитесь.

ДОКТОР. (Пьет лекарство.) Я не сержусь.

МИХАИЛ. (Прилипчиво.) Тогда можно еще вопрос? Самый последний. Вы не знаете, где живет Михаил Колокольчиков?

ДОКТОР. Вы издеваетесь надо мной, что ли? Ведь вы и есть Михаил Колокольчиков!

МИХАИЛ. Я знаю. Я не знаю только, где я живу.

ДОКТОР. А сколько у вас жен, вы знаете?

МИХАИЛ. (Напряженно думает.) Не знаю.

ДОКТОР. Вот и я не знаю. Идите в приемную и вспоминайте. И не мешайте мне работать. Я должен писать… (Останавливается.) Черт возьми, что я должен писать?

МИХАИЛ. Мою историю болезни.

ДОКТОР. Правильно. Откуда вы знаете?

МИХАИЛ. Не знаю.

ДОКТОР. Ну, хорошо, идите с богом в приемную и сидите там тихо.

МИХАИЛ идет к выходу, но останавливается.

МИХАИЛ. (Робко.) Доктор…

ДОКТОР. (Хватаясь за голову.) Ну что еще?!

МИХАИЛ. Знаете, какая на самом деле у меня главная проблема?

ДОКТОР. Отсутствие памяти.

МИХАИЛ. Нет. Отсутствие денег.

ДОКТОР. Это для всех главная проблема.

МИХАИЛ. Но для меня особенно. (Неожиданно.) Дайте мне взаймы.

ДОКТОР. Я бы дал, но вы забудете отдать.

МИХАИЛ. Не забуду. Я напишу расписку.

ДОКТОР. И сбежите.

МИХАИЛ. Куда я денусь? Ведь мой паспорт у вас. В крайнем случае, деньги вернет моя жена.

ДОКТОР. Какая из двух?

МИХАИЛ. (Интимно.) Войдите в мое положение.

ДОКТОР. Я бы с удовольствием в него вошел, но не знаю, в чем оно заключается.

МИХАИЛ. Разве не бывает ситуации, когда у человека две жены?

ДОКТОР. (С большим интересом.) А у вас две?

МИХАИЛ. Одна.

ДОКТОР. Кто же именно?

МИХАИЛ. (Поколебавшись.) Не знаю.

ДОКТОР. Я ничего не понимаю.

МИХАИЛ. Я тоже. Доктор, мне до зарезу нужны деньги. Вопрос жизни и смерти. Дайте взаймы. Я сегодня же вам верну.

ДОКТОР. Сколько вам нужно?

МИХАИЛ. Хотя бы тысячу долларов.

ДОКТОР. «Хотя бы»?

МИХАИЛ. Если у вас с тысячей проблемы, дайте две.

ДОКТОР. Чтобы от вас избавиться, я дал бы и три.

МИХАИЛ. (Обрадованно.) Я возьму и четыре.

ДОКТОР. Четыре не дам. Три тоже. Но тысячу дам. При условии, чтобы я вас больше здесь не видел.

МИХАИЛ. Идет.

ДОКТОР. (Достает из бумажника ассигнации.) Берите. И – кругом, шагом марш!

МИХАИЛ. Слушаюсь!

Сияющий МИХАИЛ спешит уйти. ДОКТОР возвращается к компьютеру. Работа его не ладится. Входит Марина.

МАРИНА. (Обеспокоенно.) Где мой муж?

ДОКТОР. Он здесь. Я только что с ним разговаривал.

МАРИНА. Вид у вас довольно грустный. Что-нибудь случилось?

ДОКТОР. Должен признаться, что я попал в чертовски неприятную ситуацию. В настоящую западню.

МАРИНА. Расскажите, в чем дело. Может быть, я смогу вам помочь.

ДОКТОР. Нет, не сможете.

МАРИНА. (Ласково берет его за руку.) Все равно расскажите. По крайней мере, вам станет легче.

ДОКТОР. (Потирая лоб.) Простите, а вы кто – Марина или Жанна?

МАРИНА. Я Марина.

ДОКТОР. Да, правильно. Знаете, со мной происходит что-то непонятное. В голове все путается, я ничего не соображаю. От меня требуют историю болезни, а я, хоть убей, не помню, чтобы ее писал. А если я ее не писал или стер по ошибке, у меня могут быть крупные неприятности.

МАРИНА. Так напишите новую, в чем проблема? Стоит ли из-за этого расстраиваться?

ДОКТОР. Сочинять фиктивную историю болезни задним числом незаконно. Так я нарвусь на еще большие неприятности.

МАРИНА. Да кто об этом узнает?

ДОКТОР. Если будет проверка, вскрыть это будет очень легко. Ведь компьютер автоматически фиксирует дату создания файла. Впрочем, вряд ли вы в этом что-нибудь понимаете.

МАРИНА. И в этом вся проблема?

ДОКТОР. В техническом смысле, да. Про угрызения совести и профессиональную честность уж не говорю. Они в наше время никого не интересуют.

МАРИНА. Мне кажется, я могу вам помочь.

ДОКТОР. Как?

МАРИНА. Я вам разве не говорила, что по специальности я компьютерный программист?

ДОКТОР. Вы?!

МАРИНА. И ваша техническая проблема с точки зрения программиста просто пустякова. Сядьте со мной рядом.

МАРИНА и ДОКТОР садятся вместе к компьютеру. Пальцы Марины быстро стучат по клавишам.

          Вот, глядите… Мы открываем файл с историей болезни Михаила… Компьютер указывает, что он создан сегодня. Правильно?

ДОКТОР. Правильно.

МАРИНА. Теперь маленькая поправка… (Стучит по клавишам.) Посмотрите сейчас - когда создан файл?

ДОКТОР. (Смотрит в компьютер.) Два с половиной года назад. Просто невероятно! Как это у вас получилось?

МАРИНА. (Чуть иронически цитирует Доктора.) Знания и труд.

ДОКТОР. Не знаю, как мне вас благодарить!

МАРИНА. Благодарить не надо. (Поколебавшись.) А теперь я хочу сказать вам что-то очень важное... (Умолкает.)

ДОКТОР. Ну, что же вы молчите?

МАРИНА. Трудно решиться. Но я все-таки скажу.

Входит МУЖЧИНА. Марина умолкает. Она сильно смущена.

МУЖЧИНА. (Марине.) Теперь вы от меня не скроетесь. (Доктору. Тон его достаточно жесток.) Оставьте нас, пожалуйста, вдвоем.

ДОКТОР вопросительно смотрит на Марину. Та кивает ему. ДОКТОР выходит. Пауза.

МАРИНА. Ну, говорите.

МУЖЧИНА. Вы прекрасно знаете, о чем пойдет речь.

МАРИНА. Не совсем.

МУЖЧИНА. Тогда я изложу дело как можно яснее и короче, тем более что времени остается мало. Вы похитили из банка известную вам сумму. Деньги, правда, переводились не на ваш счет, но вам прекрасно известно, чем это грозит.

МАРИНА. Тюрьмой.

МУЖЧИНА. Совершенно верно. Вы считались образцовой работницей. По правде говоря, я и сейчас восхищен мастерством, с которым вы провели эту комбинацию. Два года банк не замечал, как одна лишняя строчка в компьютерной программе приводит к утечке денег.

МАРИНА. Надо будет еще доказать, что эту строчку внесла я.

МУЖЧИНА. Эксперты это докажут.

МАРИНА. Неизвестно, кто опытнее – я или ваши эксперты. Что вы от меня хотите?

МУЖЧИНА. Верните деньги, и банк не привлечет вас к суду.

МАРИНА. За что такая милость? Оттого, что вы ко мне не совсем равнодушны?

МУЖЧИНА. Вы знаете, что я действительно к вам совсем не равнодушен, но в данном случае важнее соображения чисто коммерческие. Банку вовсе не нужно, чтобы публике стало известно, что наши сотрудники воруют деньги вкладчиков. Мы потеряем тогда тысячи клиентов и сотни миллионов долларов. Поэтому мы заинтересованы замять это дело.

МАРИНА. Когда надо вернуть деньги?

МУЖЧИНА. Сегодня. В противном случае завтра вы будете арестованы.

МАРИНА. Сегодня я не могу. Впрочем, и завтра тоже. И послезавтра.

МУЖЧИНА. Почему?

МАРИНА. Потому что денег нет. И не будет.

МУЖЧИНА. Где же они?

МАРИНА. Все ушли на фронт.

МУЖЧИНА. Мне не шуток.

МАРИНА. Честно говоря, мне тоже.

МУЖЧИНА. Где деньги?

МАРИНА. Какая разница?

МУЖЧИНА. Хорошо. Я сказал то, что должен был сказать. Подумайте. Повторяю: времени у вас осталось мало. (Встает, идет к выходу, останавливается. Тон его изменяется.) Марина, вы же знаете, как я к вам отношусь.

МАРИНА. Я знаю.

МУЖЧИНА. Зачем вы это сделали?

МАРИНА. Потому что… Потому что сделала.

МУЖЧИНА. А где же все-таки деньги?

МАРИНА. Я брала их не для себя.

МУЖЧИНА. Я это предполагал. Так пусть тот человек и сядет! В конце концов, деньги со счета присваивал именно он, а вы формально почти не виноваты. Ту строчку в программе можно объяснить технической ошибкой. Что вы на это скажете?

МАРИНА. (Помолчав.) Дайте мне немного подумать. Подождите внизу в кафе, я вас позову. А пока у меня к вам просьба. В этом кафе сидит женщина по имени Жанна. Попросите ее подняться сюда.

МУЖЧИНА. Хорошо.

МУЖЧИНА выходит. Входит ДОКТОР.

ДОКТОР. Кто этот человек?

МАРИНА. Вице-президент банка.

ДОКТОР. Что он от вас хотел?

МАРИНА. Неважно. Доктор, я хочу вам сделать признание.

ДОКТОР. (Пытаясь пошутить.) Надеюсь, в любви?

МАРИНА. Нет, просто признание. Хотя, не скрою, вы мне очень симпатичны. Потому я и должна вам кое в чем признаться. (Умолкает.)

ДОКТОР. Вы и прежде хотели сказать мне что-то очень важное, но приход этого человека помешал.

МАРИНА. Да.

ДОКТОР. Так признайтесь же наконец!

МАРИНА. Вы меня станете презирать.

ДОКТОР. Глупости. (И, так как МАРИНА молчит, он продолжает.) Если вы не решаетесь признаться, то позвольте сделать это мне. Вы – женщина, которую я давно мечтал встретить. Если бы вы не были замужем, я бы сделал вам предложение. Только не смейтесь надо мной.

МАРИНА. Мне хочется плакать, а не смеяться.

ДОКТОР. Подумайте: если вашего мужа не удастся вылечить, вам все равно придется с ним расстаться. И тогда я буду заботиться и о нем, и о вас. Я немолод и некрасив…

МАРИНА. (Прерывая.) Вы не стары и вполне привлекательны.

ДОКТОР. Спасибо. Но я хотел сказать, что зато я вполне обеспечен и постараюсь сделать вас счастливой. И, самое главное, я хорошо к вам отношусь.

МАРИНА. Это действительно самое главное.

ДОКТОР. А теперь говорите, что вы хотели мне сказать.

МАРИНА. Как раз теперь мне еще труднее на это решиться. Дело в том, что…

Входит ЖАННА. Не ожидая увидеть Марину в обществе Доктора, она останавливается в недоумении.

ЖАННА. Ты меня звала?

МАРИНА. Да.

ДОКТОР. (Удивленно.) Как, вы знакомы?!

МАРИНА. Как видите.

ДОКТОР. Я ничего не понимаю.

МАРИНА. Скоро мы все объясним. Только дайте нам сначала поговорить друг с другом. Я вас позову.

Пауза. ДОКТОР выходит.

ЖАННА. Что случилось?

МАРИНА. Все раскрылось. Банк требует деньги.

ЖАННА. (Она ошеломлена.) Уже?

МАРИНА. Когда-нибудь это должно было случиться.

ЖАННА. И все равно это так неожиданно. И так ужасно. (Овладевая собой.) Нам надо действовать.

МАРИНА. Ты имеешь в виду комбинацию с доктором?

ЖАННА. Да. Сегодня же, прямо сейчас мы должны довести ее до конца.

МАРИНА. Я не хочу.

ЖАННА. Почему?

МАРИНА. Подумай сама, какие незавидные роли мы играем. Сможешь ли ты после этого себя уважать?

ЖАННА. Лучше не уважать себя на воле, чем уважать себя в тюрьме.

МАРИНА. Мы ведем себя недостойно.

ЖАННА. Мы только боремся за себя.

МАРИНА. И при этом губим его.

ЖАННА. Я не пойму – ты в доктора влюбилась, что ли?

МАРИНА. А если и так, то что?

ЖАННА. А то, что в известном возрасте женщины уже не влюбляются.

МАРИНА. Такого возраста у женщин нет.

ЖАННА. Не сходи с ума. Все равно у нас нет другого выхода.

МАРИНА. Выход есть: во всем признаться.

ЖАННА. И разрушить нашу жизнь.

МАРИНА. Не беспокойся, я все возьму на себя.

ЖАННА. Ты думаешь, что это героизм, но это глупость.

МАРИНА. Это расчет. (Мягко.) Подумай сама. Если мы осуществим наш план, то, скорее всего, сядем все четверо: мы трое - за жульничество, а доктор – за фиктивную историю болезни. А в случае признания сяду только я одна, а вы останетесь на свободе. Будете мне передачи носить. К тому же, у вас дети, а я одна. Я уж не говорю про чистую совесть.

ЖАННА. (После долгих колебаний.) Пожалуй, ты права. (Плачет.) Какая же я дрянь: глупости делали вместе, а отдуваться придется тебе одной. Прости меня. (Обнимает Марину.)

МАРИНА. Ну-ну, будет тебе.

Обе женщины всхлипывают на плече друг у друга.

          Ну что, зовем доктора?

ЖАННА. Зови, если хочешь.

МАРИНА. (Подходит к двери и зовет Доктора.) Вы можете зайти.

ДОКТОР возвращается в кабинет. Женщины вытирают слезы.

          Садитесь.

ДОКТОР садится.

Ну, вы все еще ничего не понимаете?

ДОКТОР. Абсолютно ничего.

МАРИНА. Сейчас мы вам все объясним. Дело в том, что… (Жанне.) Расскажи лучше ты.

ЖАННА. Хорошо. (Доктору.) Выпейте сначала ваши капли.

ДОКТОР послушно пьет капли.

          Вы готовы слушать?

ДОКТОР. Да.

ЖАННА. Начнем с того, кто есть кто. Я – жена Михаила, он – мой муж, Марина – его сестра, а он ее брат. Понятно?

ДОКТОР. (Сбитый с толку.) «Он – мой муж, Марина - его сестра…» (Просияв.) Так это же чудесно! Это полностью меняет дело! Мы его вылечим, и тогда…

ЖАННА. Подождите. Его вовсе не надо лечить, потому что он абсолютно здоров.

ДОКТОР. Позвольте, а его потеря памяти…

ЖАННА. Симуляция и мистификация. У него превосходная память. Недаром он считается лучшим карточным игроком в городе.

ДОКТОР. Тогда зачем же вы…

ЖАННА. (Тоном адвоката.) Доктор, если вы будете все время задавать вопросы, мы никогда не закончим.

ДОКТОР. Извините.

ЖАННА. Теперь слушайте. Два года назад Михаил проигрывает в казино изрядную сумму денег. Он умоляет Марину достать ему эту сумму и обещает ее быстро вернуть. В противном случае, говорит он, его могут пристрелить. Марина делает ему через банк деньги, а я, к сожалению, не отговорила ее от этого шага. Боялась за мужа и детей.

ДОКТОР. Что же было дальше?

ЖАННА. Дальше Михаил, вместо того чтобы вернуть деньги, проигрывает и эту сумму. Долг удваивается. Он снова бежит к сестре и умоляет его спасти. Марина любит брата до потери памяти и уступает. И так мало-помалу мы все погружаемся в яму, из которой уже не выбраться. Вы не представляете, как это тяжело: знать, что муж игрок, что он катится по наклонной плоскости и тянет за собой всю семью, любить его, хотеть его спасти и быть не в состоянии ничего изменить...

ДОКТОР. Так… А какое отношение имею к этому я?

ЖАННА. (Смутившись.) Честно говоря, эту часть истории рассказывать особенно неприятно, но из песни слова не выкинешь. Обращение к вам – это уже мой патент.

ДОКТОР. В чем же он заключался?

ЖАННА. Мы понимали, что нас вот-вот разоблачат, и у меня созрел план – срочно сделать так, чтобы Михаила признали невменяемым. Тогда бы он смог избежать суда и приговора. Но для этого нужно было заключение авторитетного и порядочного врача. Такого, как вы.

ДОКТОР. Ах, вот в чем дело…

ЖАННА. Мы понимали, что обычным путем получить от вас заключение вместе с фиктивной историей болезни невозможно.

 ДОКТОР. Правильно.

ЖАННА. Вот я и придумала вести на вас массированную атаку, чтобы сбить вас с толку, привести в полную растерянность и таким образом получить то, что надо. Мы изучили симптомы болезни по справочнику и все втроем устроили вам это представление. (Виновато.) Признаюсь, что это было неумно, непорядочно и жестоко. Мы очень сожалеем.

Марина все это время молча сидит, опустив голову.

ДОКТОР. Что дальше?

ЖАННА. Ничего. Все.

ДОКТОР. Марина, в этом вы и хотели мне признаться?

МАРИНА. (Не поднимая головы.) Да.

ЖАННА. Теперь вы можете нас выгнать. Впрочем, мы сами уйдем. Прощения мы не просим – мы его не заслуживаем. (Берет Марину за руку и направляется с ней к выходу.)

ДОКТОР. Постойте. (Жизнерадостно.) Вы думаете, что меня огорчили, а на самом деле вы меня очень обрадовали.

ЖАННА. Чем?

ДОКТОР. (К нему вернулись его оптимизм и уверенность в себе.) Во-первых, тем, что признались и сняли с себя вину. Во-вторых, еще полчаса назад я считал себя впавшим в маразм склеротиком, а теперь убедился, что я совершенно здоров. А самое главное, Марина, оказывается, не замужем, а свободна!

ЖАННА. Да, свободна. Если не считать того, что ее посадят лет на восемь.

ДОКТОР. (Испуганно.) Как «на восемь»? (Марине.) Это правда?

МАРИНА молча пожимает плечами.

ЖАННА. Завтра ее арестуют.

ДОКТОР. Я этого не допущу!

ЖАННА. Что вы можете сделать?

ДОКТОР. Еще не знаю, но я этого не допущу! Я буду протестовать! Я... Я выдам вам заключения о том, что вы невменяемы. Всем троим. И себе, на всякий случай, тоже.

ЖАННА. Доктор, будьте серьезным. Банк требует немедленного возврата денег.

ДОКТОР. Кто требует? Этот вице-президент, который больше похож на сыщика? Зовите его сюда. Я урегулирую это дело.

ЖАННА. Доктор, это невозможно.

ДОКТОР. Пустяки. Зовите вашего банкира.

ЖАННА и МАРИНА обмениваются взглядами. МАРИНА, пожав плечами, выходит.

ЖАННА. Как вы собираетесь решить дело с банком?

ДОКТОР. Очень просто. Я уплачу ему эти паршивые деньги.

ЖАННА. Вы не совсем представляете себе, о какой сумме идет речь.

ДОКТОР. А меня это и не интересует.

ЖАННА. Боюсь, что вашего кошелька не хватит.

ДОКТОР. Не бойтесь. Я очень состоятельный человек.

ЖАННА. И чего ради вам лишаться денег ради незнакомых людей, которые, к тому же, вас обманывали? Вам деньги не нужны, что ли?

ДОКТОР. А зачем они мне? Я не ем ничего жирного, соленого, острого, дорогого и вкусного. Как и все богатые люди, я соблюдаю диету, а остальное время работаю.

Входят МАРИНА и ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ. ДОКТОР обращается к нему.

          Дорогой мой, разве можно из-за каких-то денег преследовать такую прелестную женщину?

ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ. Деньги, конечно, вздор. Есть в жизни вещи и поважнее: любовь, красота, здоровье, доброта…

ДОКТОР. Вот именно.

ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ. С другой стороны, если деньги – вздор, то почему бы их не вернуть?

ДОКТОР. Потому что ее брат проиграл их в казино. У нее нет ни копейки.

ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ. (Марине.) Это правда?

Марина не отвечает.

Почему же вы раньше не сказали?

МАРИНА. Что бы это изменило?

ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ. По сути ничего. Но теперь я хоть понимаю ваше поведение. Однако деньги все равно надо вернуть.

ДОКТОР. Скажите, сколько. (Вынимает бумажник.)

ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ. Сумма, мизерная, можно сказать ничтожная, просто смешная, сущая мелочь, не стоит о ней и говорить.

ДОКТОР. Вы можете назвать примерную цифру?

ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ. Два миллиона долларов.

ДОКТОР. Два миллиона долларов?!

ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ. Что-то около того. Как вы понимаете, для банка это и убытком-то назвать нельзя. Гораздо серьезнее сам факт хищения и мошенничества. Поверьте, мне будет очень трудно замять это дело.

ДОКТОР. Я понимаю и очень это ценю. (Прячет бумажник. Марине.) Боюсь, дорогая, я не в состоянии вернуть банку эту пустячную сумму. И как только ваш брат ухитрился проиграть такую уйму денег?

МАРИНА. (Вздыхая.) В казино можно спустить эту сумму за полчаса.

ДОКТОР. Но ведь вы сами сказали, что он лучший игрок в карты!

МАРИНА. В карты, но не в азартные игры. Вы знаете, что слово «азарт» означает на русском языке «случай»? В игре же случая умение и память не помогают. А Михаил, на нашу беду, азартен.

ЖАННА. (Встревоженно.) Кстати, а где он?

МАРИНА. Действительно, где Михаил? (Беспокойно озирается.) Посмотри, может, он в приемной.

ЖАННА поспешно выходит и возвращается. На лице ее смятение.

ЖАННА. Его там нет.

МАРИНА. (Упавшим голосом.) Мы опять упустили его.

ДОКТОР. Я не понимаю, что вы за него так беспокоитесь? Вы же говорите, что он абсолютно здоров!

ЖАННА. Да, он здоров, но…

ДОКТОР. Но что?

МАРИНА. Понимаете, он очень переживает, что из-за него мы попали в беду.

ДОКТОР. Ну и что?

МАРИНА. И у него мания – отыграть все деньги. И чем больше он играет, тем больше проигрывает. Поэтому в последние недели мы стараемся не упускать его из виду.

ЖАННА. Марина, успокойся. Я думаю, он не в казино. Ведь сейчас ему просто не на что играть. Я забрала у него все деньги, даже мелочь.

ДОКТОР. Гм… Боюсь, что я допустил оплошность.

Женщины вопросительно смотрят на Доктора. Тот сокрушенно признается.

          Я дал ему взаймы.

ЖАННА. Сколько?

ДОКТОР. Тысячу долларов.

ЖАННА. Вы с ума сошли!

ДОКТОР. (Виновато.) Да, с сегодняшнего утра.

Звонит мобильный телефон. МАРИНА вынимает его из сумки.

МАРИНА. Алло!. Да, родной. Ты где? (Долго слушает. Все напряженно следят за ней. На лице ее попеременно выражаются страх, надежда, разочарование, радость. Эти перемены тут же отражаются на лицах остальных. МАРИНА завершает разговор.)

ЖАННА. Ну, что?

МАРИНА. Конечно, получив деньги, он тут же помчался в казино.

ЖАННА. (Расстроенно.) Я так и знала.

МАРИНА. И почти все проиграл.

ЖАННА. Как всегда.

МАРИНА. (Торжествующе.) Но потом выиграл два миллиона долларов! Он уже вызвал такси и едет сюда с деньгами!

Всеобщее ликование.

ЖАННА. (Обнимая Марину.) Какое счастье! Когда я представила тебя в арестантском платье, на нарах… Я бы никогда себе этого не простила!

МАРИНА. А я бы не простила себе, если бы в тюрьме оказался Михаил.

ЖАННА. (Вице-президенту.) Прямо сейчас мы вернем вам деньги. Подальше от соблазна.

ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ. Поверьте, я рад этому больше других. Скандал в банке, Марина на скамье подсудимых, заголовки в газетах… Это свело бы меня с ума.

ДОКТОР. Все хорошо, что хорошо кончается. Давайте выпьем по этому поводу шампанского! (Открывает бутылку и разливает шампанское по бокалам.) За что пьем?

ЖАННА. За счастливый случай.

МАРИНА. За счастье!

Входит МИХАИЛ с чемоданчиком в руках. Его встречает гул приветствий и поздравлений.

ДОКТОР. Приветствую вас, дорогой. Правда, вы водили меня целый день за нос, и за это вам надо бы оторвать голову, но, как говорится, победителей не судят. Ради вашей сестры я вас прощаю.

ЖАННА. (Обнимая мужа.) Если бы ты знал, как мы переволновались!

МАРИНА. Наконец-то мы раз навсегда покончим с этим ужасом. Отдай ему  (кивая в сторону банкира) эти ненавистные деньги.

МИХАИЛ. (Смущенно.) Какие деньги?

МАРИНА. Миллионы, которые ты выиграл.

МИХАИЛ. Какие миллионы?

МАРИНА. Которые ты привез. Где они? В чемоданчике?

МИХАИЛ виновато молчит. Пораженная внезапной догадкой, МАРИНА рывком открывает чемоданчик. Он пуст.

          Что это значит? Ты нас обманул? Ты ничего не выиграл?

МИХАИЛ. Нет, выиграл! Я выиграл два миллиона. Представляешь, два миллиона!

МАРИНА. (С вздохом облегчения.) Ну, так и верни их в банк. Где они?

МИХАИЛ. Понимаешь, я положил их в чемоданчик, вызвал такси и позвонил тебе. А потом подумал: раз уж мне сегодня так везет, то поставлю-ка я на кон еще раз. Чтобы не только отдать долг, но еще и нас обеспечить.

ЖАННА. И все проиграл?

МИХАИЛ. Нет, не все.

ЖАННА. (Облегченно вздыхая.) Слава богу.

МИХАИЛ. Не все, а в два раза больше. Понимаете, после того как я все проиграл, я решил отыграться и поставил еще раз ва-банк. Ну и… (Умолкает.)

ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ. Какова же теперь сумма долга?

МИХАИЛ. (Смущенно.) Четыре миллиона.

Все ошеломлены. МАРИНА без сил садится в кресло. ДОКТОР выпивает очередную рюмку коньяка. ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ обхватывает голову руками.

ЖАННА. Уж лучше бы ты не возвращался.

МИХАИЛ. Но я знаю выход!

ЖАННА. (Устало.) Какой?

МИХАИЛ. Дайте мне еще хотя бы тысячу, и я все отыграю! Клянусь вам!

Все молчат. Первым приходит в себя от шока ДОКТОР.

ДОКТОР. Скажите, Михаил, вам не стыдно вести такую жизнь?

МИХАИЛ. А какую жизнь вы хотите, чтобы я вел? Скучное серое существование мелкого служащего? Жизнь, где сегодня, как вчера, а завтра, как сегодня? Считать каждый грош и экономить каждую копейку? Скучать и ждать выходного дня, отпуска, пенсии? Не лучше ли рискнуть, поставить на кон все, что у тебя есть, пойти ва-банк?

ДОКТОР. А если проиграешь? Сядешь в тюрьму?

МИХАИЛ. Что ж, чем тюрьма хуже этой серой, обыденной, унизительной жизни, жизни без риска, без искры, без остроты, без пряности?

ДОКТОР медленно вынимает бумажник и достает оттуда деньги. МИХАИЛ обрадованно протягивает к ним руку, но ДОКТОР отводит ее в сторону и обращается к Марине.

ДОКТОР. Дать?

МАРИНА. (Устало.) Как хотите. Два миллиона долгу, четыре, восемь, шестнадцать – какая разница? Все равно сидеть.

ДОКТОР. Но ведь другого выхода все равно нет. А вдруг повезет?

ДОКТОР вручает деньги Михаилу. Тот радостно хватает их и устремляется в казино.

МИХАИЛ. Я скоро вернусь, и все будет хорошо! Вот увидите! Я выиграю! Я обязательно выиграю!

 

Конец